Пенсионный советник

Уроки выплывания

Что сегодня в стране зависит от обычных людей

«Газета.Ru» 10.02.2015, 20:28
Валентин Губарев, «Уроки плавания в ожидании глобального потепления» Wikimedia Commons
Валентин Губарев, «Уроки плавания в ожидании глобального потепления»

Рядовые россияне, не вовлеченные в большую политику, оказались сегодня в крайне тяжелом положении. Вокруг – падение доходов, рост цен, сокращения, увольнения. Политики и СМИ пугают близостью войны. Руководители на местах все чаще проговариваются, что на государство лучше не рассчитывать. И, может быть, это не самый плохой совет. Кризис вынуждает людей искать личные стратегии спасения, которые в сумме могут стать спасением для всей страны.

Негласный социальный контракт абсолютного большинства с государством «стабильность в обмен на лояльность» окончательно потерял актуальность. Рост цен на продукты не могут остановить даже прокуроры, а к лету эксперты прогнозируют еще и товарный дефицит — зарубежные поставщики впервые за два десятилетия требуют полную предоплату.

Может быть, впервые за новейшую историю среднестатистический россиянин начинает чувствовать на себе прямые и ощутимые последствия политики государства, в которой он де-факто не участвовал. При этом руководители страны вдруг прямым текстом призывают его разделить ответственность за свои политические решения. Судя по опросам, народ от этого предложения не в восторге. Крым наш — спасибо, но платить за него из своего кармана мы не договаривались. Болеть за государство, как за любимую футбольную команду перед телевизором (радуемся победам и расстраиваемся из-за поражений), – это одно, а расплачиваться за работу игроков, независимо от результата, – совсем другое.

Впрочем, степень несвободы граждан, когда кажется, что от нас ничего не зависит, сильно преувеличена.

Государство может лишить нас потребительского выбора. Сначала политического, а затем и экономического. Но нельзя лишить выбора экзистенциального.

А выбор этот есть всегда. Что делать: продолжать плыть по течению в надежде, что река сделает крутой поворот и все будет как прежде, или, наоборот, разрабатывать личную стратегию, придумать индивидуальный план спасения. Потому что власть, судя по всему, в первую очередь озабочена тем, чтобы защитить саму себя.

Сегодня многие вспоминают 90-е, в которых, как и сейчас, царило ощущение страха и растерянности. В условиях перманентного острого кризиса, когда невозможно было планировать жизнь даже на месяц вперед, личная стратегия выживания стала не только определенной психологической защитой для каждой конкретной семьи, но в сумме — условием для выхода страны из экономического кризиса.

Кто-то обеспечивал себя и соседей овощами-фруктами с дачных соток, кто-то из инженеров и учителей переквалифицировался в челноки и торговцы, кто-то стал ввозить в страну компьютеры и гаджеты. Очень скоро из тех, кто не захотел спиваться или уходить в бандиты, вырос малый бизнес. Конечно, «серый», зачастую полубандитский, но он не ждал подачек от государства, крутился сам.

Государство этому процессу не помогало. На той развилке они и стали расходиться: бизнес увлекся зарабатыванием денег (трудно устоять, когда прибыль составляет сотни процентов), общество с восторгом неофитов открывало для себя мировой потребительский рынок, политики, после свержения ГКЧП, занялись борьбой за власть и попутно разделом сырьевой ренты. Именно тогда и оформился тот самый негласный социальный контракт: мы не мешаем вам зарабатывать и наслаждаться жизнью, вы — не лезете в политику.

Тогда многим этот контракт показался справедливым.

Сегодня, может быть, нам вновь придется пройти через тяготы 90-х для того, чтобы люди на личном опыте, а не в теории поняли, как опасно отдавать все политические полномочия «в обмен на колбасу».

Что патерналистское сознание, когда «от меня все равно ничего не зависит» – медаль о двух сторонах.

Что ответственность за страну нельзя перекладывать на других, пусть даже очень хороших парней, иначе рано или поздно рискуешь лишиться и бизнеса, и обещанной стабильности, и веры в завтрашний день, и даже, если речь уже зашла о полноценной войне, — и самой жизни.

Если очередной, на этот раз во многом рукотворный кризис поможет гражданам вспомнить, что это не государство нас кормит, а мы его, то есть шанс, что из кризиса-2015 мы выйдем куда более опытными, чем из кризиса-1998.

Конечно, не факт, что получится даже со второго раза. Тогда придется зайти на третий, а то и на четвертый круг.