Кризис в тишине

Читатель «Газеты.Ru» о том, почему в обществе нарастает паника

Кирилл Шулика 17.12.2014, 15:08
Дмитрий Медведев награждает Виктора Черномырдина орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени 
Wikimedia Commons
 

События на финансовом рынке страны, безусловно, имеют в равной степени как экономические, так и политические причины. И политика часто стоит даже впереди экономики. Цены на нефть падали и в 2008 году, в 90-х годах так вообще 12$ за баррель было нормальным положением дел. Санкции тоже не всегда приводят к падению экономики, достаточно вспомнить пример Ирана, который под введенными ограничениями умудрялся заниматься даже ядерной программой.

То есть понятно, что в России к кризису привел комплекс факторов, в том числе и сугубо политических.

Практика показывает, что в преодолении кризиса огромное значение имеет фактор доверия людей к власти и государственным институтам, а также обратная связь между государством и обществом. Зачастую борьбу с экономическим кризисом надо начинать с этого.

Вспомните 90-е годы, которые дали нам испытаний, наверное, на несколько поколений вперед. Но при этом сформированное правительство Гайдара сразу представляет обществу антикризисную программу и обсуждает ее в Верховном совете. Затем уже и президент Ельцин и и.о. премьера Гайдар ездят по стране, с тем чтобы включить население в реформы. В то время у Ельцина были весьма приличные рейтинги и кредит доверия, поэтому подобные шаги срабатывали. Несмотря на отказ утвердить Гайдара премьером, Верховный совет пусть и со скрипом, но основные предложения правительства принимал. Часто в куцем виде, но с обсуждением в зале, а потом в прессе. И даже при таком масштабе обратной связи тот же Анатолий Чубайс сейчас утверждает, что правительство мало информировало население о приватизации.

После Гайдара переживать кризисные явления, в том числе «черный вторник», предстояло правительству Виктора Черномырдина. Так вот он не вылезал из Государственной думы буквально сутками, встречаясь в фракциями и выступая на пленарных заседаниях. Он бился за каждое антикризисное предложение правительства, используя в кулуарах ненормативную лексику, а с трибуны известные всем «черномырдинки». Все это запоминалось, обсуждалось, часто принималось в достаточно, мягко говоря, спорном виде, но это были действительно комплексы антикризисных мер. Тогда, кстати, насколько я помню, большую роль играли средства массовой информации, дававшие все точки зрения и позволявшие сформировать читателю или телезрителю свою собственную стратегию поведения в кризис.

Дефолт достался правительству Сергея Кириенко, которое Ельцин отправил в отставку, решив вернуть Черномырдина. Черномырдина не вернул, пришлось идти на компромиссы и назначать Евгения Примакова (вы можете себе хотя бы представить подобную ситуацию сейчас?). И опять же Кириенко со своими заместителями, в том числе Борисом Немцовым, не вылезали из парламента, продвигая антикризисную программу. Возможно, премьеру не хватило политического веса, возможно, просто не удалось обмануть законы экономики, но случился дефолт. Кстати, его объявление оказалось тяжелым решением, принятым далеко не сразу и после серьезных обсуждений.

Дальше я в историю углубляться не буду, просто скажу, что уже при Примакове стали наблюдаться признаки экономического роста, которые потом обеспечили достаточное количество жирных лет. То есть при всех своих издержках борьба с кризисом при цене нефти в 12 долларов сработала. Страна не развалилась, и ни одна приватизационная сделка тех лет, например, не была оспорена в судебном порядке.

Давайте просто посмотрим, какие институты были задействованы в разработке, принятии и реализации антикризисных мер тех лет: президент, правительство, парламент, Центральный банк, средства массовой информации.

Сейчас же случились «черный понедельник» и новый «черный вторник», однако даже на президентском сайте не удается найти следов серьезной антикризисной программы.

Премьер провел совещание, которое телевидение показало без звука, а комментарии после него давал глава Минэкономики Алексей Улюкаев, который говорил о ликвидности банков, то есть о том, что для 99% населения является китайской грамотой. Дума же заслушивает то министра культуры, то предлагает запрет каких-то западных детских игрушек. Прессе так вообще интересен кот, оказавшийся кошкой и поевший на 60 тыс. руб. кальмаров в витрине магазина владивостокского аэропорта.

По сути, единственным институтом, который публично участвует в борьбе с кризисом, является Центральный банк. Однако его работа интересна и понятна не столько населению, сколько субъектам экономической деятельности.

В принципе, это все легко объяснимо: в 90-е годы власть зависела от воли избирателей и была вынуждена с ними работать.

Сейчас же еще, по сути, действует контракт «деньги в обмен на политические права», поэтому, несмотря на то что денег уже нет, государственные институты не работают на установление обратной связи, а часто и не функционируют вовсе.

Президент считает, что кризис — это проблема Центрального банка, премьер приходит в Думу один раз в год на итоговый отчет, некоторые депутаты сами себя называют шутами, которые вносят забавные законопроекты, экспертное сообщество к обсуждению ключевых решений не привлекается, поэтому никакой антикризисной стратегии не существует. Центральный банк же действует по ситуации: то печатает деньги, то повышает ключевую ставку, то выходит на рынок с валютой. Но это, скажем, некие, пусть и серьезные, но технические решения, которые не связаны каким-то одним планом.

Таким образом, получается, что населению просто нечего объяснять и нечего рассказать. В итоге несчастные обладатели валютной ипотеки оптом закупают валидол, а те, кто сей участи избежал, занимают очереди в обменные пункты, где евро может вполне стоить и 150 рублей. Можно было сказать, что общество не доверят политике власти и социологи, дескать, врут. Социологи, кстати, и правда врут. Например, фонд «Общественное мнение» вчера сказал, что падение рубля интересует только 1% россиян.

Но и говорить о том, что общество, скупая валюту, не доверяет политике властей, нельзя, потому что не просматривается эта самая политика, так что люди реагируют просто на ее отсутствие.

А ведь в ситуации очередей в обменные пункты уже не нефть и не санкции виноваты в обвале национальной валюты, просто банкам нужны доллары и евро, чтобы удовлетворить спрос населения. И тут можно сколько угодно пытаться договориться с Западом об отмене санкций или сменить правительство, должного эффекта это не даст, ибо людям надо понимать, что их ждет завтра.

Как вы понимаете, новая реальность качественно отличается о той, что была еще в начале года. Для красочной церемонии открытия Олимпиады работающие государственные институты и система обратной связи с населением не нужны, а вот при замене табло в пунктах обмена валюты без них уже не обойтись. И для власти сейчас наступает момент истины, ибо нынешний режим еще не действовал в ситуации такого глубокого падения.

От редакции

Если у вас есть история, которой вы бы хотели поделиться с читателями «Газеты.Ru», пишите нам на lo@gazeta.ru

0000000000
18+
© АО «Газета.Ру» (1999-2017) - Главные новости дня
Учредитель: АО «Газета.Ру»
Адрес учредителя: 125239, Россия, Москва, Коптевская улица, дом 67
Адрес редакции и издателя: 117105, г. Москва, Варшавское шоссе, д.9, стр.1Б
Телефон редакции: +7 (495) 980-80-28 | Факс: +7 (495) 980-90-73
Главный редактор: Светлана Бабаева
Дизайн макет: Анатолий Терехов

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-54448 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 17.06.2013 г.

Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.

Информация об ограничениях

Партнер Рамблера