Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Страх «пустых кастрюль»

Готово ли государство спасать бедных во время кризиса

«Газета.Ru» 09.12.2014, 20:02
Владимир Маковский, «Посещение бедных» Wikiart
Владимир Маковский, «Посещение бедных»

В наступающем году Россию ждет практически неизбежная рецессия. Банки и госкомпании уже стоят в очереди за деньгами Фонда национального благосостояния. Но о мерах поддержки обычных граждан – в первую очередь тех, кто не может сам о себе позаботиться, – до сих пор ничего не слышно. Губернаторы лишь строго предупреждены о недопустимости в регионах социальных протестов, но чем и как их гасить, когда «лишних» денег в бюджете нет?

И Минэкономразвития, и эксперты прогнозируют на следующий год рост цен и тарифов, сокращение доходов, рост безработицы. В кризис, как правило, первыми страдают самые бедные, те, которые сами не могут о себе позаботиться. Но и в отношении них никаких мер дополнительной социальной поддержки пока не планируется. Или, во всяком случае, не озвучено. Бюджетникам и пенсионерам обещана лишь минимальная индексация зарплат и пенсий, которая вряд ли обгонит инфляцию.

В кризис пятилетней давности правительство также входило не сильно подготовленным. Меры поддержки потерявших доходы и работу людей пришлось придумывать и вбрасывать на рынок труда и в систему социальной защиты с колес. В итоге эффективность госрасходов оказалась невысокой, хотя власти и потратили около 45 млрд руб. только на поддержку рынка труда.

Число безработных за 2008–2009 годы выросло почти на два миллиона человек. При этом большинство из них даже не становилось на учет в службе занятости, поскольку на пособие по безработице в России не то что месяц – недели не прожить. Сегодня его максимальный размер составляет 4,9 тыс. руб., в то время как средняя зарплата превышает 32 тыс. руб., а минимальный прожиточный минимум, по итогам года, превысит 8 тыс. В следующем году, по прогнозам чиновников, прожиточный минимум вырастет еще примерно на 700 руб. То есть в два раза превысит максимальное пособие по безработице, что как минимум нелогично.

Несколько лет назад у правительства было больше ресурсов, чтобы залить кризис деньгами. Например, в 2010 году пенсии выросли в среднем на 40%. Сейчас ресурсов гораздо меньше. В резервных фондах денег за эти годы только убыло, зато расходы бюджета выросли от кризисного уровня почти в 1,5 раза – прежде всего из-за увеличения трат на национальную оборону, безопасность и госаппарат.

По уму, уже сегодня кабинету министров надо не только менять экономическую политику, чтобы стимулировать рост экономики (при этом бизнес еще должен поверить, что его, как пообещал в послании президент, перестанут добивать проверками, душить налогами и менять правила игры каждые полгода), но и начинать разрабатывать и внедрять новые меры соцподдержки населения. Для чего, очевидно, придется изменить приоритеты бюджетных расходов или пересмотреть в сторону смягчения бюджетное правило.

Что можно сделать? Точно стоило бы повысить наконец пособие по безработице. Чтобы избежать роста маргиналов, можно обставить его разными условиями вроде обязательности переобучения или выплаты максимального размера пособия в течение только строго определенного времени, но оставлять в кризис 4900 руб. на жизнь нельзя – это просто насмешка над людьми.

Кроме того, имеет смысл активнее перенимать опыт стран, которые реализуют программы продуктовой помощи беднейшим категориям граждан. В США талоны на продукты (food stamps) сегодня получает примерно 45 млн человек, и это непременный элемент политики властей, сколько бы ни критиковали их в стране, где принято опираться только на себя.

В России тех, у кого доходы ниже прожиточного минимума, по итогам прошлого года было 15,7 млн. При этом основная часть из них работала – просто зарплаты в глубинке таковы, что из бедности трудно выбраться. По данным Росстата, среднедушевые доходы в малоимущих хозяйствах составляли 5,5 тыс. руб. в месяц при прожиточном минимуме в 7,3 тыс. Для таких семей пакет гречки, сахара и макарон «от государства» помогут выжить и отложить хоть немного денег, на которые можно купить, например, новую одежду детям. Или потратить на лекарства, когда совсем невмоготу по здоровью станет.

Некоторые идеи в этом направлении есть.

Так, Министерство промышленности и торговли в октябре предлагало ввести в России продуктовые карты для малоимущих, и это было еще до серьезного обвала цен на нефть. Спикер Законодательного собрания Санкт-Петербурга Вячеслав Макаров недавно высказал идею создания государственных продовольственных магазинов, «ориентированных на проведение четкой социальной политики и предоставление льгот различным категориям граждан». Федеральная антимонопольная служба подготовила законопроект, согласно которому покупатели, пострадавшие от ценового сговора, смогут получать компенсации: от 1 до 15% от понесенных затрат при покупке товара по завышенной цене. Правда, пока все это – проекты, не оформленные в конкретные нормы закона и не просчитанные экономически. Да и как покупатели смогут доказать этот сговор?

Стоило бы также расширить меры по стимулированию переезда людей в другие регионы, облегчить поиск работы и трудоустройство, решиться, наконец, на льготы девелоперам, строящим доходные дома. Тема, которую обсуждали еще несколько лет назад, — о необходимости повышения мобильности людей в России. Приводили в пример ту же Америку, говорили, как благотворно сказывается это на рынке труда и эффективности экономики. Но так ничего и не повысили…

В общем, много чего можно сделать, помня при этом, что спонтанные расходы, когда деньгами приходится тушить проблемы, всегда больше запланированных. В текущих условиях, когда каждый рубль на счету, это особенно актуально.

Главное – начинать разрабатывать и внедрять меры поддержки уже сегодня.

В конце зимы — начале весны, когда начнутся увольнения, цены на продукты неизбежно вырастут, а небольшие сбережения растают, уговорить людей «потерпеть» будет труднее. Максимальное ужесточение митингового законодательства, случившееся после Болотной, вряд ли сработает с этой аудиторией. Люди в регионах не будут изучать, сколько лет можно получить за несогласованные акции протеста, организуя шествие «пустых кастрюль» или митинг «новых бедных».

Федеральная власть советует сегодня губернаторам «разговаривать с людьми», чтобы недовольство выплескивалось в кабинетах, а не на площадях. Это лучше, чем вовсе не опускаться до объяснений. Вот только долго кормить голодных даже «добрыми словами» трудно.