Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Возвращение космоса

Ярослав Забалуев о том, почему «Интерстеллар» стал самым громким фильмом года

Ярослав Забалуев 11.11.2014, 14:16
Wikimedia Commons

В последние годы голливудский кинематограф снова привлекла тема космоса. Все это происходит на фоне очередного скачка напряжения между Россией и США. Видимо, политические катаклизмы идут только на пользу искусству. Особенно в тех случаях, когда производство его объектов требует больших финансовых вливаний.

В конце прошлой недели в прокат вышел «Интерстеллар» Кристофера Нолана, и по первым же отзывам стало ясно, что освободившийся от бэтменовской саги режиссер на этот раз предложил зрителям самый громкий фильм года.

Как ни странно, картине пока не удалось взять штурмом американский бокс-офис, но об успехе здесь лучше судить не по сборам (все равно немалым), а по уровню хайпа, который с каждым днем лишь разрастается. Такого действительно не было уже давным-давно: даже «Аватар» Джеймса Кэмерона, несмотря на все технологическое новаторство, удостоился, помнится, лишь неизбежной дискуссии в формате «нравится-не нравится».

«Интерстеллар» же даже прострадавшие все три часа зрители обсуждают (и осуждают) обстоятельно: смутно припоминая школьные курсы физики и астрономии, сомневаясь в правдоподобии черных дыр, «кротовых нор» и так далее.

Причина такой дискуссии проста: фильм Нолана, плох он или хорош, — первое за долгое время (едва ли не за полвека, прошедшие после выхода «Космической одиссеи – 2001» Стэнли Кубрика) осмысленное визионерское высказывание, которым и должно быть настоящее научно-фантастическое кино.

Важнейшую роль здесь, разумеется, сыграла космическая тема, драматически мало отработанная в кинематографе по сравнению с простором для фантазии, который предоставляют межзвездные глубины. Причина, впрочем, кажется, не в скупости воображения, а совсем в другом.

Настоящее большое космическое кино в США может позволить себе только большая студия, а Голливуд, как любая настоящая киноиндустрия, далеко не в последнюю очередь является важным инструментом пропаганды. Каким бы независимым ни был большой художник, многомиллионный проект никогда не получит хода, если не укладывается в актуальную идеологическую концепцию.

Так появились и «Звездные войны», и «Космическая одиссея» — космос был важнейшим фронтом «холодной войны», и с завершением ее этапа, которым стал крах СССР, количество картин про космос резко сократилось.

Причем пошел на спад и сам интерес к космической теме. Франшиза, начатая «Чужим» Ридли Скотта, постепенно ушла от космических глубин в экзистенциальные, патриотический «Армагеддон» Майкла Бэя был осмеян критикой и удостоился «Золотой малины». Наконец, «Звездные войны» Джорджа Лукаса от условно научной фантастики скатились в эстетику кинокомикса, из которой постепенно выросла продукция киноподразделения Marvel.

В последние годы поп-культуру вновь потянуло в космос. Программа межзвездного туризма для солидных господ увенчалась обещанием Леди Гаги спеть на земной орбите, потом Ридли Скотт не слишком удачно решил вернуться на звезды в «Прометее», год назад лавры пожинала «Гравитация», и вот теперь «Интерстеллар» — пиковая на данный момент точка космического ренессанса.

Все это происходит на фоне очередного скачка напряжения между Россией и США, который уже даже на высшем политическом уровне то и дело называют новым витком «холодной войны».

Аналогия очевидна, и подтверждает ее еще и мини-камбэк такого популярного в Голливуде 1970-х жанра, как параноидальный триллер. Совсем недавно в прокат вышла пропитанная паранойей «Исчезнувшая» Дэвида Финчера, а весной Marvel выпустила новую серию приключений Капитана Америки под названием «Другая война», которую многие сравнили с «Тремя днями Кондора» — классикой параноидального триллера за авторством Сидни Поллака.

Все перечисленные картины и прежде всего «Интерстеллар» наводят на парадоксальный, но логичный вывод: политические катаклизмы идут только на пользу искусству. Особенно в тех случаях, когда производство его объектов требует больших финансовых вливаний.

Факт остается фактом: ни один из даже самых удачных фильмов-аттракционов последних лет не идет ни в какое сравнение с «Интерстелларом» по масштабу и уровню интеллектуальной работы. Исключение составляет разве что «Железный человек», но там ведь тоже шла речь об Америке, которую олицетворял военный магнат Тони Старк, вдруг обнаруживший, что его подорвали собственной ракетой.

В этой связи остается лишь добавить, что «Интерстеллар» — очевидно, не последний космический полет, который в ближайшие годы ожидает посетителей мультиплексов. Во-первых, Ридли Скотт не оставляющий планов на продолжение «Прометея», предварит этот сиквел фильмом «Марсианин», который выйдет в следующем году. Но куда более громкая новость пришла буквально на днях. Джордж Лукас и Дж.Дж. Абрамс завершили съемки седьмого эпизода «Звездных войн». А значит, вскоре нас ждет не только рефлексия американского кинематографа на тему своего места во Вселенной, но и обновленный образ врага.