Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Подыграть войне

Как знаменитости оказываются на стороне вооруженного конфликта

«Газета.Ru» 31.10.2014, 20:28
YouTube

Скандал вокруг визита в Донецк актера Михаила Пореченкова, со стрельбой из пулемета в каске прессы в условиях хрупкого перемирия, к сожалению, выглядит как яркий жест поддержки насилия. Публичные люди, как и журналисты, должны оставаться над схваткой — сегодня в людях, подогревающих противостояние на юго-востоке Украины, и так нет недостатка.

Российский актер Михаил Пореченков прибыл в Донбасс представлять запрещенный на Украине художественный фильм «Поддубный» о легендарном русском борце и цирковом атлете, потомке запорожских казаков. Однако визит актера явно запомнится не презентацией фильма, а появившейся в интернете видеозаписью из аэропорта Донецка.

Облачившись в камуфляжную форму, бронежилет и каску с надписью «Пресса», Пореченков лихо стреляет на камеру с позиций «ополченцев» ДНР из крупнокалиберного пулемета «Утес» якобы в сторону украинских позиций. И в данном случае не так уж важно, участвовал ли российский актер в реальной перестрелке или просто «играл». Второй вариант в такой ситуации вызывает даже больше вопросов.

У любого человека есть право быть «за красных или за белых». Но к действиям публичных персон приковано повышенное внимание, и ответственность за поступки, как правило, оказывается больше.

Когда знаменитости к тому же стреляют из пулемета, а на их каске написано «Пресса», это подставляет в первую очередь журналистов, и без того регулярно гибнущих в зонах боевых действий.

Известно, что на войне журналисты не имеют права стрелять. В момент присутствия в зоне боевых действий они уже не могут быть ни на той, ни на другой стороне, им можно быть только над схваткой. Они летописцы, но не участники кровавых событий. Именно поэтому у воюющих сторон соответственно тоже нет права стрелять в журналистов.

Россия и так уже потеряла на украинской войне оператора Первого канала Анатолия Кляна, фотокорреспондента «России сегодня» Андрея Стенина, а также двух сотрудников ВГТРК — специального корреспондента Игоря Корнелюка и звукооператора Антона Волошина. Российских журналистов LifeNews Олега Сидякина и Марата Сайченко арестовывали, обвиняя в участии в боевых действиях на стороне ополченцев.

После скандала с актером у украинской стороны могут появиться дополнительные основания считать российских журналистов участниками военных действий, а не нейтральными репортерами.

Пореченкову много раз приходилось изображать в кино крутых парней, решающих свои проблемы в основном с помощью насилия. Имя себе он сделал на роли обаятельного агента ФСБ Алексея Николаева из сериала «Агент национальной безопасности», не стесняющегося в средствах для достижения своих служебных целей. В многочисленных отечественных боевиках мускулистый актер тоже смотрится очень органично.

Вот только было бы здорово различать автомат в кино, театре и реальной жизни. Это на сцене ружье висит, чтобы выстрелить в третьем акте, а кровь льется исключительно бутафорская. Любое насилие в искусстве всегда, так или иначе, проникнуто гуманистическим пафосом: нет фильмов или спектаклей даже самых циничных авторов-мизантропов, где убийство утверждалось бы в качестве априорной моральной истины.

К сожалению, в реальной жизни стрельба актера из пулемета в разгар затяжной гражданской войны выглядит именно как жест поддержки и оправдания насилия.

У нас уже и так превратили знаменитостей в агентов пропагандистской войны. Макаревич и Кобзон, Валерия и Диана Арбенина поют и выступают по разные стороны баррикад. Подбрасывать дрова в костер войны есть кому и без пассионарных мастеров культуры. Судя по количеству российских добровольцев в Донбассе, недостатка в желающих облачиться в камуфляж сегодня не наблюдается.

В такой ситуации публичные люди — актеры, художники, музыканты, журналисты (последние к тому же в силу самой сути своей профессии) — тем более должны сохранять нейтралитет. Пропагандировать мир и способствовать ему, а не стрелять из «Утеса». Даже если искренне привыкли чувствовать себя «русскими Рэмбо» или неуловимыми «агентами национальной безопасности».