«Я не ревную, но Шаблыкино спалю»

Читатель из Германии о своих попытках переоформить российский паспорт

Николай Накропин 19.10.2014, 15:51
Питер Брейгель-младший. Уплата налога 
Wikimedia Commons
 

«22 года назад переехал из России в ФРГ, за это время был на родине пару раз. Сейчас, чтобы помочь матери переоформить паспорт, мне пришлось неоднократно прилетать из Мюнхена в Москву, бить челом в многочисленных организациях, попадать в совершенно непонятные для меня ситуации и сталкиваться с противоречиями», — наш читатель рассказывает о различиях бюрократических систем в России и Германии.

Чуть больше года назад один из очень близких людей позвонил мне и сообщил, что мама в больнице — у нее случился инсульт. После инсульта использую любую возможность, чтобы приехать из Мюнхена в Москву для решения проблем, связанных с ее болезнью. Одна из них — куда-то запропастившийся мамин паспорт, который необходимо восстановить.

В Москве у меня уже имеется достаточно богатый опыт общения с больницами и государственными организациями. Думаю, что для человека, не проживающего в России более двух десятков лет, этот опыт уникален. Невероятными физическими и волевыми усилиями мне удалось получить доверенность для получения паспорта из больницы, в которой находится мама.

После долгих совместных тренировок в послеинсультном состоянии мама все-таки сумела дрожащей рукой поставить свою подпись в так называемой «Форме 1П» — некоей бумажонке, на основании которой выдается внутренний российский паспорт. Так сказали мне в районном расчетном центре — организации, где кобольды-бюрократы женского телосложения производят на свет выписки из домовой книги, занимаются техническими и финансовыми вопросами по обслуживанию явившихся к ним граждан. Осталось только собрать документы.

И вот я утром семеню к заветной конторе, где осуществляется печать фотографий с цифровых носителей, на флешке у меня фотография мамы. Прихожу вовремя, прямо к открытию, а у входа уже несколько человек — женщины и мужик в телогрейке. С опозданием на полчаса приходят хозяева фотоателье. Когда подошла моя очередь, мамину фотографию с флешки так и не распечатали. То ли вирус на компьютерах, то ли USB не пашет. Хозяин, хоть ничего сделать и не смог, посоветовал другую фотоконтору, находящуюся около станции метро «Бабушкинская», до которой надо было ехать на автобусе.

Ругнувшись про себя и смирившись, топаю к остановке. С этого момента моя немецкая вальяжность пошла на убыль.

Около московских станций метро всегда суета, и перекресток, на котором находится метро «Бабушкинская», не исключение. Какие-то мужики показывают пальцем на надпись «Фото» — мне туда. На втором этаже торгового центра находится фотоконтора, полная копия предыдущей. В помещении размером полтора метра на метр перед компьютером сидит человек. Его ни капли не смутило, что необходимая мне фотография находится на смартфоне. А вот компьютер был смущен: древний Windows не имел необходимого программного обеспечения для считывания данных с обычного, но более современного устройства связи.

На листочке бумаги паренек написал свой мейл, чтобы отправить фото. Но тут случилось непредвиденное: интернета от сим-карты не было нигде. Его не было ни в торговом центре, ни на улице около метро, и, поеживаясь, я бросился к спасительному оазису метрах в трехстах — бару «Избушка», имевшему Wi-Fi. Бар был закрыт, прижавшись к его деревянной входной двери, я все-таки сумел подсоединиться.

По пути назад на обратной стороне бумажонки с записанным мейлом обнаружилась надпись: «Я не ревную, но Шаблыкино спалю».

Снова автобус, снова к первому фотоателье, около которого и находится нужный мне расчетный центр. Там после четвертой или пятой попытки я и заполнил «Форму 1П», с помощью очень вежливой сотрудницы мне удалось сделать это без помарок. Должен отметить, что она вошла в мое положение: продиктовала все, что в ней должно было стоять. Теперь подпись мамы не нужна. Мне дали выписку из домовой книги, и я поехал в миграционную службу.

Захожу в ФМС, или, как ласково называют ее мои друзья, «в ментовку». Тут толпа. В этот момент меня спас мой немецкий паспорт. Угрюмая сотрудница, взглянув на него, направила сразу к начальнику без очереди. Начальник, молодой мужчина, скучающим взглядом проскользнул по моим документам. Некоторыми из них я искренне гордился. В частности, доверенностью на получение паспорта, выданной мне в больнице, единственным нюансом являлась подпись матери после инсульта.

Начальник поморщился, глядя на мое «по доверенности», пожал плечами, зевнул и тихо добавил: «Ладно. Разберемся. Заплатите 500 рублей в Сбербанке и снова приходите».

Сев на тот же самый автобус, я уже в третий раз поехал в сторону фотоконторы. В окне мелькнули тусклые окна расчетного центра. Сбербанк находится за улицей Малыгина. Я выпрыгнул из автобуса с появившейся большой мозолью на пятке из-за затянувшегося похода и бросился к банку. За дверью меня встретила плотная толпа теток в круглых шапках, бабушек, молодых ребят. Все галдели, бубнили, иногда кричали.

Среди этих людей металась служащая банка. Работа у нее адская — давать советы, находясь в прямом смысле слова на передовой. Ее тягали за руку, стучали в спину между лопаток пальцем, постоянно окрикивали. Крутясь как белка в колесе, она помогла мне воспользоваться автоматом для платежа за паспорт. В автомате что-то зажужжало, и из него выполз чек об уплате. И снова на уже родном 605-м автобусе я поехал к скучающему начальнику ФМС.

Он принял бумаги, сказал, что паспорт будет готов через две недели, и мы начали разглагольствовать о моей жизни в ФРГ. Однако кое о чем мне пришлось умолчать: чтобы собрать все необходимые бумаги для моей мамы и сдать документы, мне пришлось приезжать 4 раза в течение трех месяцев из Мюнхена в Москву, бить челом в многочисленных организациях, попадать в совершенно непонятные для меня ситуации, сталкиваться с противоречиями, неоднократно метаться через весь город. Я встретился с разными людьми, иногда недовольными, выпучивающими глаза на мой немецкий паспорт, не хотящими со мной разговаривать.

Однажды я перепутал двери и попал в полицейский участок. Там, ничего не подозревая, начал объяснять ситуацию. Сидящий напротив майор милиции устроил настоящий допрос. Он начал подозревать меня в каких-то махинациях и мошенничестве. От его цепких лап спасла случайность. Однако это отдельная тема.

Но в основном в Москве я сталкивался с угрюмыми, но все-таки иногда отзывчивыми людьми.

Несмотря на совершенно жуткую организацию процесса получения паспорта, они помогли мне протиснуться через мясорубку, носящую звонкое имя «российская бюрократия».

В качестве эпилога расскажу, как сдача документов на паспорт выглядит в ФРГ, приукрашивать ничего не буду: во-первых, фотография делается прямо на месте в специальном автомате. Затем, как правило, надо выстоять небольшую очередь, человека два-три. Госслужащий снимет отпечаток пальца и даст некое подобие электронного планшета для подписи. Потом расплачиваешься в кассе, находящейся в 10 метрах от кабинета. В заполнении бумажонок, «Формы 1П» и прочих форм, заявлений, просьб нет необходимости, так как все данные уже находятся в общей компьютерной системе.

Вся процедура длится 20–30 минут. Собственный паспорт я делал в обеденный перерыв на работе. В Москве же, хотя у меня были собраны все документы, мне потребовался целый день.

От редакции

Если у вас есть история, которой вы бы хотели поделиться с читателями «Газеты.Ru», пишите нам на lo@gazeta.ru.

18+
© АО «Газета.Ру» (1999-2017) - Главные новости дня
Учредитель: АО «Газета.Ру»
Адрес учредителя: 125239, Россия, Москва, Коптевская улица, дом 67
Адрес редакции и издателя: 117105, г. Москва, Варшавское шоссе, д.9, стр.1Б
Телефон редакции: +7 (495) 980-80-28 | Факс: +7 (495) 980-90-73
Главный редактор: Светлана Бабаева
Дизайн макет: Анатолий Терехов

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-54448 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 17.06.2013 г.

Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.

Информация об ограничениях

Партнер Рамблера