Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Умолчание Беслана

Почему десятилетие страшного теракта не стало днем национальной скорби

«Газета.Ru» 01.09.2014, 19:38
Reuters

10-летие одного из самых страшных терактов в России – захват 1200 заложников во время линейки в бесланской школе 1 сентября – не стало днем скорби национального масштаба, как стала таковой, к примеру, дата 11 сентября в США. Чем меньше напоминаний о трагедии, тем больше россиян, фиксируют социологи, считают, что российские власти и спецслужбы сделали тогда все возможное для спасения заложников.

За пределы города и республики памятные мероприятия, посвященные трагедии, в которой погибли 334 человека, в том числе 186 детей, почти не вышли. Локальные акции в отдельных городах устроены местными властями или местными активистами.

В анонсах вечерней программы федеральных телеканалов не значится никаких непривычных изменений в программе, кроме спецрепортажа по ТВЦ. В лучшем случае 10-летие бесланской трагедии станет поводом для небольшого сюжета в вечерних новостях.

Вопрос о том, нужны ли такие мероприятия, стоят ли они усилий, денег и общественного внимания, всегда открытый, если рассматривать его с точки зрения жертв любой трагедии. Неочевидно, хотят ли выжившие заложники и родные погибших пафосных воспоминаний, свечей и интервью первых лиц.

Одни из них сегодня сетуют, что бесланская трагедия как будто забыта Россией и воспринимается как что-то региональное и далекое. Другие говорят, мол, вместо лишней показухи лучше оказали бы реальную помощь. Третьи не хотят вспоминать о пережитом вообще и в обычной жизни скрывают свою причастность к этим событиям.

Прежнюю жизнь никому из них никакие ТВ-передачи, никакие памятники и возложения цветов от президента, конечно, не вернут.

Но события в Беслане касаются не только жителей кавказских регионов, это стало серьезным испытанием для всех россиян.

И дело не только в том, какой вектор построения внутренней политики был заложен в качестве аргумента предотвращения подобных трагедий – именно после Беслана в России были отменены губернаторские выборы. Дело в том, что произошедшее поставило множество вопросов, ответы на которые хотели знать все, кто не отходил в 2004 году от телевизоров.

Как получилось, что боевики сумели захватить школьное здание? Почему ответственность за роковой недосмотр не понес никто из высокопоставленных лиц? Правда ли, что спецслужбы знали о готовящихся терактах, и если правда, почему не смогли его предотвратить? Была ли возможность избежать столь большого числа жертв? В конце концов, может ли такое повториться?

Прошло уже десять лет, но многочисленные суды, в которых бьются «Матери Беслана», так и не дают ответов на эти вопросы, а тех, кто их до сих пор задает, записывают сегодня чуть не в предатели Родины.

В октябре в Беслане ждут рассмотрения иска против России Страсбургским судом: не сочтет ли российская элита и факт рассмотрения этого дела в международном суде предательством интересов страны?

Годы подчеркнутой отстраненности от бесланской трагедии, когда всем словно сказали — забудьте, что случилось, то случилось, жизнь продолжается – дают ощутимые результаты. Прошло всего десять лет, не успело произойти даже полноценной смены поколений, а в памяти населения уже не осталось того, как долго сообщалось про 300 заложников вместо 1200.

Сегодня, по данным Левада-центра, все меньше россиян винит в гибели заложников действия спецслужб, все меньше опрошенных считают, что государство скрыло правду о трагедии, все меньше граждан задаются вопросом о ценности жизни заложников в угоду цели уничтожения террористов.

Почему в России решили отказаться от общенациональных мемориальных мероприятий в 10-летие трагедии, доподлинно неизвестно. Возможно, на фоне конфликта на юго-востоке Украины про эту годовщину просто забыли те, кто отвечает за подобные мероприятия. Или показалось нецелесообразным поднимать эту неудобную тему в разгар неоднозначной войны. Или же теперь это общее официальное отношение к любой трагедии: сделать все, чтобы сгладить о ней воспоминания, чтобы от нее осталась только история, а еще лучше — ее официальная версия. Чтобы граждане как можно скорее забыли и о Беслане, и о взрывах домов в Москве, и о трагедии на мюзикле «Норд-Ост», и о терактах в Волгограде, и о многих других жертвах терактов и аварий.

Но задача государства и всех его программ по патриотическому воспитанию как раз в том и состоит, чтобы напоминать гражданам о необходимости сострадания, о разных временах и самых страшных событиях, которые, по сути, и есть скрепы, объединяющие нацию.

Хотя, возможно, сегодня, в эпоху агрессии и нетерпимости, с точки зрения государства, совсем не время ни для вопросов, ни для сострадания.