Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Таблица унижения

Как культ силы и презрение к слабым становятся нормой

«Газета.Ru» 25.08.2014, 20:40
AP Photo/Sergei Grits

Дистанция от донецкого марша военнопленных до перерезанного исламистом под камеру горла журналиста — то есть от публичного унижения до публичной казни — невелика. В каждом человеке и в каждой нации сохраняется что-то варварское, но не каждая нация кичится этим. Именно это и называется цивилизацией — она создается веками, а разрушается в один момент.

Пропагандистский «парад военнопленных» — объективно не самая жуткая, но, безусловно, самая значимая в контексте времени публичная акция восточноукраинских ополченцев. И лучше бы, чтобы это было креативом «сверху», чем инициативой «снизу»: если рекомендации и поддержку исполнителей прекратить легко, то с возрастающей агрессией масс могут не справиться ни Россия, ни Украина, ни Евросоюз.

Церемониальное унижение противника в рамках украинских событий придумали не в Донецке.

Даже если отвлечься от аналогии с проходом пленных немцев по Москве в 1944 году (оттуда «позаимствовали» поливальные машины), у донецких сепаратистов есть куда более близкие примеры, к которым они и будут апеллировать при любом упоминании о негуманности акции. В этом списке под условным названием «Почему им можно, а нам нельзя» и волынский губернатор на коленях, и покаяние бойцов «Беркута» со сцены, и погромы российского посольства.

Даже по сравнению с акциями на собственной территории руководство ДНР не превзошло себя: в этом легко убедиться, посмотрев видео, как облитых зеленкой молодых людей, которых называют «правосеками» и «бандеровцами», ставят на колени и заставляют на камеру извиняться перед, например, Харьковом, сопровождая каждое замечание ударом.

Военные с мешками на голове с обеих сторон, допросы и издевательства в прямом эфире — вот уже много месяцев все это укладывается в логику военного времени.

Парад привлек особое внимание и вызвал сильные эмоции и временем своего проведения. Если считать, что 24 августа (день акции) — это день накануне минской встречи Путина и Порошенко, то марш пленных выглядит как почти безобидная провокация для срыва любых попыток хладнокровных переговоров.

И в контексте всех предыдущих событий мирная направленность этих переговоров может оказаться под угрозой срыва. Въезд белых грузовиков с гуманитарным грузом на Украину, обещания отправить еще одну колонну, нервозность вокруг желто-синей краски в Москве, а также загадочное награждение орденом Суворова 76-й дивизии ВДВ из Псковской области. Пусть даже за многолетние заслуги (от чеченских кампаний до Крыма), однако, учитывая текущую политическую ситуацию и подозрения, что российские военные участвуют в украинском конфликте, возникает вопрос: насколько необходимо было вручать этот орден именно сейчас?

Эти события явно не позволят украинскому руководству немедленно прекратить АТО и отозвать свои войска — Порошенко просто не поймут собственные избиратели. И если предположить, что по каким-то причинам (например, до признания Крыма российской территорией) России пока еще нужен тлеющий конфликт на территории соседней страны, то почему бы не позлить врага и не порадовать местных жителей, подсказав руководству непризнанных республик идею акции с пленными и поливальными машинами.

Во всяком случае, осуждать и останавливать в креативе донецкие власти российское руководство не готово: министр иностранных дел Сергей Лавров сегодня заявил, что не увидел в параде ничего такого, что напомнило бы ему издевательства. На таком фоне ожидать прорыва от предстоящих 26 августа в Минске трехсторонних переговоров Таможенного союза, Украины и представителей Еврокомиссии вряд ли стоит. Об этом в интервью обмолвилась и канцлер Германии Ангела Меркель.

Если же считать, что 24 августа — это День независимости Украины вне контекста переговоров, то история выглядит намного страшнее. То есть в одном городе страны — парад независимости, музыка, флаги, радостные лица. В другом — пленные, которых ведут по улицам, а местные жители плюют им в лицо и, кажется, лично готовы четвертовать.

Это картинка даже не из XX, а скорее из XVII века, если бы не современное оружие в руках конвоирующих колонну.

Картинка, в которой все ценности нового века — и в первую очередь уважение к человеческой личности — утонули в Керченском проливе. А всплыло оттуда темное, мерзкое, опасное. Да, в каждом человеке и в каждой нации дремлет варварство, но не каждая нация кичится этим. На то и существует мудрость правителей, чтобы пригасить низменное и дать возможность проявиться высокому. Потому и создаются институты общества и власти, пишутся законы и формируются неписаные правила, называемые моральным или нравственным кодексом: поощрить то, что достойно, поставить блок низменному.

Как случилось, что мы опять оказались на переломе, где в культ возводятся сила и показное величие? Почему они провозглашаются нормой?

Видео человека в черном, перерезающего горло журналисту, потрясло миллионы жителей Земли. Но это было не в Европе. Это было там, где исламисты веками пытаются создать государство по нормам шариата. Когда кадры, аналогичные по мощи воздействия, показывают из европейской части мира, они пугают еще больше. Это уже не трагедия человека, оказавшегося в руках дикарей. Это воодушевление дикарей, диктующих новые нормы жизни и человеческих отношений.

Вчера мы допустили, что нормой может быть откровенная ложь, сегодня — унижение пленных, завтра — избиение или убийство на улице врага или того, кто показался тебе врагом. Когда норм вообще не останется, не будет и государства. Как выразилась Людмила Улицкая в одном из своих недавних интервью: «Сегодня ставка очень велика — или человек научится сдерживать свою агрессию, или человечество как вид перестанет существовать».