Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Газ-миротворец

При каких условиях возможно сближение России и Европы

«Газета.Ru» 15.08.2014, 19:09
«РИА Новости» / Александр Кондратюк

Несмотря на похолодание в отношениях, Россия и ЕС вряд ли смогут полностью порвать все взаимные связи. И начинать их поэтапное взаимовыгодное восстановление лучше прямо сейчас — когда внутриукраинская война имеет шансы на скорое завершение. Во всяком случае, европейские политики дают понять, что готовы к отмене санкций в случае, если российское правительство выполнит ряд условий. Слово «Крым» среди этих условий не звучит.

Поздно вечером 14 августа, после встречи в Ялте с депутатами и министрами, президент России Владимир Путин поговорил по телефону с председателем Европейской комиссии Жозе Мануэлом Баррозу. Итоги разговора на официальном уровне излагают по-разному. На сайте президента РФ появилось лишь скупое сообщение: «Затрагивались актуальные вопросы отношений между Россией и Европейским союзом, в том числе в контексте последствий подписания Киевом Соглашения об ассоциации с ЕС. В. Путин и Ж. Баррозу условились о продолжении контактов, в частности в ходе возможной личной встречи, сроки и место проведения которой будут согласованы по дипломатическим каналам».

Пресс-служба Евросоюза была более конкретна. Согласно ее сообщению, руководители России, Еврокомиссии и Украины по итогам разговора Путина и Баррозу согласились провести переговоры по поставкам газа и соглашению об ассоциации.

Россия полностью прекратила поставки газа на Украину с 16 июля. Больше месяца между странами нет никаких контактов по решению газовой проблемы, а зима уже скоро. Теперь Украина остается только страной транзита российского газа. При этом 14 августа Верховная рада проголосовала за пакет антироссийских санкций, предусматривающий в том числе и запрет транзита газа. Сам Киев оценил свои потери от этих санкций в 7 млрд долларов. Но обойтись без газового транзита через украинскую территорию не могут ни Россия, ни Евросоюз:

газовая проблема объективно требует неотложного обсуждения, независимо от санкционной войны и разногласий по Украине.

Первым политическим эмиссаром Европы после введения Россией ответного продовольственного эмбарго на санкции Брюсселя стал президент Финляндии Сауле Ниинистё, приехавший в Сочи 15 августа на встречу с Владимиром Путиным по приглашению российского президента. «Мы связывались с нашими западными партнерами, и они с пониманием отнеслись к этой встрече. Надеюсь, мы сможем начать открытую и честную дискуссию», — сказал накануне финский президент, отметив, что главной темой переговоров станет ситуация на Украине. «Я не считаю себя каким-то большим миротворцем, но полагаю, что крайне важно начать диалог», — подытожил Ниинистё.

Перед сочинской встречей правительство Финляндии выступило против новых антироссийских санкций, о чем официально уведомило партнеров по Евросоюзу. На черноморском курорте президенты обсудили и пути урегулирования двухсторонних экономических отношений: для Финляндии Россия — главный внешнеторговый партнер, поэтому Суоми больше других государств ЕС пострадает от российских продовольственных санкций.

Начать диалог между Москвой и Брюсселем в ходе войны взаимных санкций действительно крайне важно — причем обеим сторонам. И не ради абстрактного дипломатического политеса — мы слишком связаны друг с другом, чтобы резать по живому.

Радикальный и окончательный развод России с Европой чреват неизбежным ухудшением ситуации, и здесь проиграют все.

Евросоюз ввел санкции против российских чиновников, компаний и банков с возможностью пересмотра уже через три месяца. Россия ответила гораздо более чувствительным эмбарго на продовольственный импорт из государств ЕС, а также других стран, решившихся на санкции против Москвы. Причем мы ввели санкции сразу на год. Однако не стоит слишком зацикливаться на этой разнице в сроках: если в ЕС процедура введения санкций (равно как и их отмены) требует долгой и сложной системы согласований, в России решение, как правило, принимается куда быстрее.

В своем выступлении в Ялте перед депутатами Госдумы и федеральными министрами на фоне грозных заявлений о том, что РФ в принципе может выйти из-под юрисдикции Европейского суда по правам человека, а также уже создает оборонительное и наступательное оружие невиданной мощи, российский президент дал и ряд относительно миролюбивых словесных сигналов. В частности, он заявил, что Москва не собирается полностью порывать с Западом и что ее внешняя политика должна быть миролюбивой.

Пока для начала диалога между Россией и ЕС есть две одинаково болезненные для сторон неотложные темы — Украина вместе с проблемой взаимных санкций и газ.

Россия не сможет радикально переориентировать свои поставки газа с европейского рынка на китайский раньше чем через четыре года, когда должна построить газопровод «Сила Сибири». Европа не сможет в обозримом будущем полностью заместить российский газ другими источниками топлива. Украина согласилась передать 49% контроля над своей газотранспортной системой США и ЕС (чего раньше безуспешно добивалась для себя Россия). Москве важно, чтобы Еврокомиссия разморозила проект газопровода «Южный поток».

Обе стороны стратегически заинтересованы и в скорейшем прекращении санкционной войны. Потери России от европейских санкций в ЕС оценивают в 100 млрд долларов за 2014–2015 годы, потери самого Евросоюза от своих санкций и российского ответного эмбарго тоже будут исчисляться десятками миллиардов евро.

Понятно, что для постепенного восстановления отношений сторонам придется идти на взаимные уступки. И тут важнейшим плацдармом для уступок становится Украина.

Россия явно не будет готова делать предметом переговоров статус Крыма. ЕС не откажется от договора об ассоциации с Украиной, как и не станет в обозримом будущем принимать ее в свои ряды.

Но, судя по последним перестановкам в руководстве ЛНР и ДНР, возможно, прекращается эскалация гражданской войны в Донбассе. Окончание этой истории может стать первым шагом к постепенному потеплению в отношениях России и Запада.

Сегодня Россия и ЕС отдалились друг от друга на рекордное расстояние с момента распада СССР, оставаясь при этом важнейшими торговыми партнерами. Возвращаться к нормальным отношениям неизбежно придется. Но есть ощущение, что точка невозврата все еще не пройдена. Обратный путь — ко взаимному сближению — еще возможен.