Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Батька, Папа или мама

Для переговоров о мирном разрешении украинского конфликта требуется нейтральный арбитр

«Газета.Ru» 31.07.2014, 17:53
AP Photo/Charles Dharapak

Президент Белоруссии Александр Лукашенко предложил сделать Минск местом переговоров о мирном разрешении украинского конфликта. Такие переговоры сегодня все еще возможны, но важнее даже не место их проведения, а фигура арбитра-миротворца, к которой могут прислушаться все стороны противостояния, состав переговорщиков и, конечно, предмет потенциального компромисса.

Первый раунд минских переговоров между официальным Киевом и представителями ДНР-ЛНР начался 31 июля, в усеченном формате: речь идет об обмене пленными и обеспечении безопасности экспертов, работающих на месте крушения малайзийского «Боинга».

Ранее на Минск как на место возможных переговоров согласился президент Украины Петр Порошенко. МИД России заявил, что Москва ценит предложение Лукашенко. Это вполне естественно: Лукашенко, с одной стороны, имеет относительно хорошие отношения с Путиным, а с другой – публично поддержал новую украинскую власть после свержения режима Виктора Януковича и всегда высказывался категорически против федерализации Украины.

В свою очередь, российский политолог Станислав Белковский в интервью «Газете.Ru» не то в шутку, не то всерьез предположил, что неплохим переговорщиком по разрешению конфликта стал бы папа Римский Франциск.

Еще раньше – до падения «Боинга» – роль миротворца явно примеряли на «маму немецкой нации» — канцлера Германии Ангелу Меркель.

Фигура арбитра в таком серьезном конфликте, конечно, важна. Но главная проблема потенциальных переговоров по Украине в том, кому и о чем договариваться.

Россия, официально не признавая референдумы о независимости ДНР и ЛНР, обеспечивала их информационной поддержкой, а в глазах всего мира (хотя прямых доказательств этому нет, но есть антироссийская риторика в западных СМИ) еще и оружием. Не говоря уже о том, что некоторые гражданские и военные лидеры самопровозглашенных республик являются гражданами России. Все это плюс интенсивность и длительность боев на юго-востоке и особенно история со сбитым пассажирским «Боингом», независимо от итогов расследования, лишили Россию возможности и дальше считать себя лишь посредником, а не стороной конфликта.

Тем не менее Россия все еще может стать участником переговоров, так или иначе транслируя пожелания той части русскоязычного населения восточных областей Украины, которая поддерживает ДНР и ЛНР.

США на правах военного союзника Украины и Евросоюз на правах образования, политически ответственного за Украину, выбравшую путь ассоциации с Европой, разумеется, тоже могут участвовать в подобных переговорах. Проблема в том, что США и ЕС также воспринимаются Россией как сторона конфликта. Причем все эти внешние стороны конфликта явно не доверяют друг другу.

Значит, тем более нужны не вызывающие подозрений у всех сторон посредники – тот самый условный папа Римский или какой-нибудь уважаемый отставной президент, или высокопоставленный дипломат из нейтральной по отношению к украинскому конфликту страны.

Очевидно, что предметом переговоров могут быть полное прекращение огня и конституционные гарантии прав русскоязычного населения, например вопрос о статусе русского языка или о прямых выборах глав регионов на Украине. Но все меньше шансов, что стороны будут обсуждать федерализацию Украины и независимость ДНР и ЛНР.

Образование Новороссии как предмет переговоров отойдет на второй план: Украина да и США с ЕС, скорее всего, откажутся это даже обсуждать.

Одно из главных препятствий на пути переговоров, пусть даже с участием папы Римского, — все более очевидная возможность решения Киевом конфликта военным путем. А когда возможна военная победа, способная победить сторона не слишком заинтересована в переговорах.

Тем не менее счет жертв гражданской войны на востоке Украины уже пошел на тысячи, в зоне боев был сбит пассажирский самолет, и всякая попытка остановить эту бойню может только приветствоваться. Только для этого России придется согласиться на то, что главным предметом переговоров в итоге могут стать только условия капитуляции Новороссии, а Западу и киевским властям — что на них лежит коллективная ответственность за восстановление полноценной нормальной жизни послевоенного Донбасса, с гарантиями прав русскоязычного населения.

Говорить, что все стороны конфликта готовы осознать это, пока не приходится. К слову, косвенным итогом успеха переговоров о капитуляции ДНР и ЛНР может стать негласное признание Крыма в составе России хотя бы частью государств Евросоюза. Так что у России тут тоже есть определенный профит. Не говоря уже о том, что часть западных санкций с нашей страны может быть сразу снята.

Переговоры, конечно, могут быть не обязательно публичными. Закулисные контакты российских, американских, германских дипломатов, если таковые действительно ведутся, имеют больше шансов привести к успеху.

Неважно, явный или тайный план мирного урегулирования украинского кризиса окажется эффективным, – важно, чтобы он сработал. Пока же кровь на Украине продолжает литься, а реальных дипломатических усилий для остановки войны не видно.