Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Опровергнуть Пеле

Чтобы выступить через четыре года лучше, надо радикально повысить уровень национального чемпионата по футболу

«Газета.Ru» 27.06.2014, 17:59
РИА Новости

Невыход сборной России по футболу из однозначно слабейшей группы финальной части чемпионата мира по футболу в Бразилии не случайность, а закономерность. Чтобы опровергнуть знаменитую шутку лучшего игрока всех времен и народов Пеле «Россия станет чемпионом мира по футболу не раньше, чем Бразилия — чемпионом мира по хоккею», нам предстоит в корне менять подход к этой великой игре.

У России был самый высокооплачиваемый и титулованный тренер из всех 32 сборных — участниц финальной части бразильского мундиаля. Дотошные журналисты подсчитали, что годовая зарплата Фабио Капелло – это 25 лет работы главного тренера крошечной центральноамериканской страны Коста-Рики, известной миру разве только тем, что там давно отменили армию, а в Бразилии сенсационно выигравшей группу с тремя чемпионами мира прошлых лет — Италией, Англией и Уругваем.

В тренерской квалификации дона Фабио особых сомнений нет. В отличие от своего предшественника Дика Адвоката он от работы не отлынивал. Честно исполнял обязанности — ездил на матчи национального первенства по всей стране, отсматривал кандидатов. Проводил в России значительную часть времени, а не наезжал с гастролями непосредственно перед играми сборной.

Вылет сборной России с ЧМ после группового этапа вполне логичен: в постсоветское время наша сборная ни разу не выходила из группы, а до этого и вовсе 12 лет отсутствовала на главном футбольном состязании планеты.

При этом нынешняя сборная по составу очевидно слабее той, которая выступала два года назад на чемпионате Европы (ее лидеры постарели или вовсе завязали с футболом), не говоря уже о команде, что выигрывала бронзу Евро-2008.

Даже если наша сборная удержала бы минимальное преимущество в решающем матче и вышла из группы, в 1/8 финала ее бы все равно растерзала Германия. А так мы во всех трех матчах группового этапа были если не сильнее, то и особо не слабее соперников. Ничуть не хуже тех же греков, которые в плей-офф все-таки проползли.

В общем, Фабио Капелло можно не столько ругать за то, что он провалил чемпионат мира, сколько поблагодарить за то, что мы вообще присутствовали на этом празднике жизни без особых на то оснований.

Однако чемпионат мира по футболу — 2018 пройдет именно в России. Четыре года для того, чтобы, при отсутствии достаточного количества талантливых игроков, радикально лучше выступить на домашнем чемпионате мира, — срок очень маленький.

Выдающейся смены нынешним футболистам главной команды страны не предвидится. Но при этом совсем ударить лицом в грязь на домашнем чемпионате мира не хочется — хотя бы из соображений неказенного патриотизма, который присутствовал наряду с казенным и на зимней Олимпиаде в Сочи. Ту Олимпиаду, к слову, вопреки всем прогнозам, Россия выиграла.

Более того, не случись украинской трагедии и присоединения Крыма, именно олимпийская победа, скорее всего, до сих пор оставалась бы камертоном патриотической пропаганды.

С футболом повторить подвиг олимпийского Сочи точно не получится. Но рассчитывать хотя бы на выход из группы (напомним, лучшее достижение сборной СССР на чемпионатах мира — четвертое место в Англии в 1966 году) мы все-таки можем и даже обязаны.

Дальше возникает сакраментальный российский вопрос — что делать?

Чтобы выступить лучше через четыре года, надо радикально повысить уровень национального чемпионата по футболу. На том простом основании, что российские футболисты сейчас практически не играют в зарубежных клубах. Даже министр спорта Валерий Мутко открыто заявил, что для этого надо отменять лимит на легионеров в чемпионате России. Сейчас этот лимит делает обязательное количество россиян, которые должны выходить на поле, абсолютно привилегированной кастой.

В итоге наши футболисты получают несоразмерные деньги в ведущих клубах, тогда как большинство команд влачат жалкое существование. Наши ведущие игроки обласканы, при этом им совершенно не нужно ни с кем конкурировать: ведь больше легионеров, чем разрешено, на поле все равно не выпустишь.

Ехать в сильные зарубежные чемпионаты, как это делали лидеры сборной России в нищие 90-е годы, они не хотят: зачем пахать больше и получать меньше?

Неслучайно после роковой ничьей в матче с Алжиром вратарь Игорь Акинфеев, имевший хорошие возможности уехать в топовый зарубежный чемпионат, но так и не сделавший этого, сказал открытым текстом: «Мы в чемпионате России к этому не привыкли. А Лига чемпионов и чемпионат мира – тут все по-другому. Здесь, в отличие от России, все борются до конца, а мы с ЦСКА в Лиге чемпионов и в сборной к этому оказались не готовы».

Зеркальной мерой мог бы стать, напротив, полный запрет на легионеров или предельно жесткий лимит — скажем, не более двух игроков. Но это явно против тенденций мирового футбола, где все ведущие клубы лучших национальных чемпионатов давно являются сборными мира.

Кроме того, надо строить стадионы: футбольных полей в России крайне мало, а их качество таково, что в народе они получили заслуженное название «огороды». Развивать детский футбол, вкладываясь в спортивные школы. Сделать всю футбольную вертикаль в стране прозрачной, чтобы профессиональные клубы имели прозрачные бюджеты, понятные источники финансирования и сами создавали полноценную эффективную систему детских и юношеских команд внутри клубной системы, имели свои качественные футбольные школы.

Так что рецепты для развития большого футбола в России примерно такие же, как и для экономики, — свободная конкуренция, открытость, развитие инфраструктуры и отсутствие коррупции.

Фабио Капелло с его гигантской зарплатой, как это ни грустно для ищущих виноватых, ни в чем особо не виноват. На тренере мы, конечно, сэкономить можем, взяв бюджетного отечественного специалиста. Но в футболе — болельщики не дадут соврать — проигрывает тренер, а выигрывает команда. Если выигрывать некому и нечем, никакая экономия на тренерском штабе не поможет. И доля правды в шутке короля футбола Пеле еще долго будет составлять около 100 процентов.