Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Контрольное засверливание

Константин Михайлов о победе реализма над идеализмом в реставрационной программе Москвы

Константин Михайлов 19.06.2014, 13:16
Процесс «контрольного засверливания» 4 июня 2014 Константин Михайлов
Процесс «контрольного засверливания» 4 июня 2014

Жарким июньским утром в старинном особняке в Подсосенском переулке в центре Москвы происходила удивительная сцена. В одной из комнат парадной анфилады второго этажа при большом скоплении народа одетый в комбинезон рабочий сверлил новенькую стену. Это были отнюдь не поиски клада. В стене, под штукатуркой, требовалось обнаружить самое обыкновенное дерево.

Я был специально приглашен на это волнительное мероприятие. Поскольку ранее неоднократно, в том числе и на страницах «Газеты.Ru» , высказывал большие сомнения в том, что произведенные в 2012–2014 годах манипуляции с главным домом городской усадьбы в Подсосенском переулке, 23, стр. 3, можно именовать реставрацией, а тем более предоставлять их организаторам льготную ставку по аренде на 49 лет. По той самой широко разрекламированной в Москве реставрационной программе «рубль за метр».

Поскольку эта «реставрация» началась с того, что конструкции деревянного второго этажа дома, входившие в официально утвержденный «предмет охраны», т.е. подлежащие по закону безусловному сохранению, были осенью 2012 года демонтированы без всякого разрешения Мосгорнаследия и без утвержденного на тот момент проекта реставрационных работ. А вместо них выросли новые стены, отнюдь не деревянные.

Стружка из-под пробки

Рискну даже предположить, что мероприятие, которое именовалось «контрольным засверливанием», специально для автора этих строк и было устроено. Во всяком случае, когда в конце мая в Подсосенском собралось выездное заседание научно-методического совета при департаменте культурного наследия города Москвы, посвященное итогам реставрации, на сверлении стен настаивали не реставраторы и не я, но именно представители Мосгорнаследия, добавляя при этом, что имеют поручение поставить точку в этой истории.

Поставить в ней точку, конечно, требовалось — хотя бы потому, что еще в конце зимы, т.е. задолго до вердикта уважаемых экспертов, отреставрированное здание было продемонстрировано мэру Москвы Сергею Собянину как один из реальных результатов осуществления программы, инициированной столичным руководством.

В ходе визита, как сообщало Мосгорнаследие, «в связи с успешным завершением реставрации памятника мэр Москвы торжественно вручил директору ООО «Старый Квартал» С.А. Мацариной сертификат на льготную аренду здания по цене 1 рубль за квадратный метр сроком на 49 лет».

Честно признаюсь, что на майском выездном заседании я так и остался в одиночестве со своим особым мнением. Как сообщил позднее сайт Мосгорнаследия, «эксперты, осмотрев объект культурного наследия и ознакомившись с документацией, единогласно одобрили результат реставрации и высоко оценили качество выполненных работ по сохранению памятника архитектуры». По итогам обещали прислать протокол, куда это особое мнение можно занести, но так и не прислали. Зато в начале июня пригласили на процедуру засверливания.

Чистота эксперимента, правда, была слегка омрачена тем, что засверливание состоялось до нашего прихода. Во всяком случае,

отверстия в двух стенах были проделаны заранее и заботливо заткнуты пробками.

После торжественного извлечения пробки из стены мне предложили заглянуть в отверстие и разглядеть в нем дерево, а потом начали сверлить. Хозяева были настолько любезны, что даже углубились по моей просьбе в стену настолько, насколько позволяло сверло. Из-под сверла, как и следовало ожидать, полезла деревянная стружка. Во втором отверстии открылась та же картина. Сверло умолкло, и в воцарившейся тишине я честно сказал о том, что вижу – в этих двух точках внутри стен наблюдается присутствие дерева.

Собственно говоря, для такого вывода не требовалось ничего сверлить: еще в ноябре 2013-го я сообщал читателям «Газеты.Ru», что в марте 2013 года Мосгорнаследие согласовало задним числом арендатору – ООО «Старый квартал» – «проект реставрационных работ, который включает в себя воссоздание конструкций деревянных стен второго этажа». И что на фотографиях, сделанных внутри дома в октябре 2013-го, с новыми бетонными конструкциями соседствуют уже и некие новые деревянные.

Они могли бы быть хоть платиновыми, но это, по моему глубокому убеждению, не меняет сути дела: «реставрация», начатая с несанкционированной разборки «предмета охраны», не может считаться таковой и не должна вознаграждаться льготной ставкой аренды на 49 лет.

«Им высказывалось предположение»

У департамента культурного наследия города Москвы на этот счет, разумеется, свое мнение. Поэтому 9 июня он опубликовал на своем официальном сайте материал о выездном заседании и контрольном засверливании в Подсосенском переулке. В публикации упоминается «координатор движения «Архнадзор» Константин Михайлов, который ранее, осенью 2013 года, в сети интернет разместил материалы, ставящие под сомнение качество выполненных работ. В частности, им высказывалось предположение, что во время реставрации была произведена замена деревянных стен второго этажа левого крыла здания на газосиликатный кирпич». И в публикации говорится, будто «результаты засверливания подтвердили, что информация о замене деревянных конструкций на газосиликат является недостоверной».

Передний фасад в финальной стадии реставрации 27 октября 2013. Источник: Константин Михайлов
Передний фасад в финальной стадии реставрации 27 октября 2013. Источник: Константин Михайлов

Не могу не заметить уважаемому департаменту, что информация эта, во-первых, отнюдь не «предположение», во-вторых, отнюдь не мое. Это практически дословная цитата из официального документа Мосгорнаследия – «Постановления по делу об административном правонарушении № 16-128 АД 2012» от 18 декабря 2012 года, подписанного заместителем руководителя Мосгорнаследия Сергеем Мирзояном.

Вот она: «12 октября 2012 года в ходе проведения осмотра объекта зафиксированы нарушения обязательных требований законодательства в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия со стороны ООО «Старый квартал», о чем 10 декабря 2012 г. составлен протокол. Из протокола следует, что зафиксировано отклонение объема и вида проведенных работ, заключающееся в замене конструкций деревянных стен второго этажа на газосиликатные блоки, а также монтаж железобетонных конструкций на уровне антресольного этажа, от согласованного Мосгорнаследием. Перечисленные факты подтверждаются актом осмотра объекта культурного наследия от 3 декабря 2012 г. № 39/2012 и прилагаемыми к нему материалами фотофиксации».

Так что, уж извините, если департамент культурного наследия считает информацию о замене деревянных стен газосиликатом моим «предположением», то значит, он плохо знаком со своими собственными актами, а если он официально объявляет эту информацию недостоверной, то он опровергает сам себя.

А у меня вот нет никаких оснований не доверять официальному документу, подписанному уважаемым Сергеем Мирзояном. Этот документ четко фиксирует печальный факт нарушения законодательства и демонтажа «предмета охраны».

После чего, по моему глубокому убеждению, все отношения арендатора с памятником должны были прекратиться, а уж о льготных арендных ставках и речи быть не могло.

Однако вместо этого началось состязание интерпретаций.

Фрагменты деревянных стен из пеноблоков

Как следует из материалов административного расследования Мосгорнаследия (это же обсуждалось и на выездном заседании в Подсосенском), ООО «Старый квартал» утверждало, что газосиликатные блоки и железобетонные конструкции появились на памятнике с целью его сохранения и укрепления, во избежание обрушения от предстоявших обильных снегопадов.

Задний фасад в начальной стадии реставрации 15 февраля 2013. Источник: Константин Михайлов
Задний фасад в начальной стадии реставрации 15 февраля 2013. Источник: Константин Михайлов

Еще одна цитата из документа: «В ходе осуществления противоаварийных работ по сохранению деревянных конструкций сруба объекта возникла угроза потери памятника в связи с возможным обрушением стен и стропильных конструкций. В связи с невозможностью сохранения первоначальных деревянных конструкций было принято решение осуществить демонтаж аварийных конструкций с последующим воссозданием».

Стены из пеноблоков, по этой версии, соорудили, чтобы опереть на них временную кровлю. Производство этих работ без уведомления Мосгорнаследия объяснялось срочной необходимостью успеть до снегопадов.

Видимо, срочность была такая, что у арендатора не было минуты на телефонный звонок в Мосгорнаследие, чтобы хотя бы пригласить специалистов на объект и производить работы под их присмотром.

Видимо, впоследствии работников департамента не насторожило честное признание, что угроза утраты памятника возникла в ходе противоаварийных работ по его сохранению. Видимо, даже откровенная фраза (в стиле Оруэлла, если бы он вздумал писать о реставрации) «фрагменты отсутствующих деревянных стен выполняются несгораемыми из пеноблоков» (!) была сочтена в департаменте сохранением деревянного «предмета охраны».

В итоге ООО «Старый квартал» был-таки признан виновным в административном правонарушении, то есть в том, что не согласовал свои спасательные работы с Мосгорнаследием. И оштрафован на 30 тыс. руб.

По версии арендатора, газосиликатные стены были впоследствии разобраны и заменены деревянными. В ходе бесед в Подсосенском я несколько раз просил представителей ООО «Старый квартал» и реставраторов продемонстрировать фотофиксацию разборки стен из газосиликатных блоков. Но ее почему-то не существует.

Очередная победа реализма над идеализмом

Казалось бы, сам смысл программы «рубль за метр» предполагает особую, практически эталонную, тщательность и скрупулезность при проведении работ по сохранению включенных в нее памятников.

Город сознательно идет на немалые финансовые потери, на символическую арендную плату на целых полвека. Ради чего? Ради сохранения и восстановления памятников архитектуры в полном соответствии с законом? Это логично и благородно.

Ради нарушений закона, зафиксированных в самом начале предприятия? Нелогично как минимум, да еще и наносит ущерб городской казне.

Этими идеалистическими предположениями и была, собственно, навеяна моя статья «Ни рубля, ни метра» в «Газете.Ru» в ноябре 2013 года. Вот теперь и в самом деле пора начинать каяться, потому что тогда автор недостаточно глубоко вник в суть вопроса.

На сайте госзакупок можно отыскать документацию по аукциону на право заключения договора аренды особняка в Подсосенском переулке, 23, стр. 3, в том числе и типовой договор аренды объекта культурного наследия, и даже текст охранного обязательства пользователя, которое составляет неотъемлемую часть договора.

Охранное обязательство предписывает пользователю неукоснительное исполнение законодательства об охране наследия, в том числе, например, незамедлительное, не позднее суток, извещение Мосгорнаследия о повреждении, аварии или ином причинении ущерба памятнику.

В договоре, в свою очередь, даже частичное несоблюдение охранного обязательства объявляется основанием для досрочного его расторжения со стороны города, причем в одностороннем порядке, без обращения в суд.

При чем тут идеализм?

Идеализм – это когда автор думает, что люди в договоры такое записывают, чтобы потом так и поступить.

А реализм – это когда в декабре 2012-го на объект приходит Мосгорнаследие и выносит постановление о нарушениях, а в феврале 2014-го на объект приходит мэр Москвы и вручает сертификат о льготной аренде на 49 лет.

Автор — координатор «Архнадзора», член Общественной палаты РФ, член Совета при президенте РФ по культуре и искусству