Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вежливый теракт

Взрыв газопровода стал новым аргументом в российско-украинских газовых переговорах

«Газета.Ru» 18.06.2014, 20:12
РИА «Новости»

Взрыв трубы, по которой российский газ идет через Украину в Европу, символизирует новый этап в энергетических отношениях России и Евросоюза. Убедившись в ненадежности поставок через Украину, Евросоюз может снять претензии по российскому проекту газопровода «Южный поток». А сама Украина вследствие своей неуступчивости по отношению к Москве рискует оказаться у разбитого корыта — без транзитных поставок и с разрушенной газотранспортной системой. В русле этой логики взрыв трубы выгоден именно российской стороне.

Украинские МВД и минэнерго считают, что причиной взрыва 17 июня стал террористический акт, «спланированная диверсия». Премьер-министр Украины Арсений Яценюк на следующий день после аварии распорядился усилить охрану газопровода, а также поспешил заверить своих европейских партнеров, что Украина продолжает оставаться «надежным транзитером».

Обеспокоенность украинских властей понятна. Именно по трубе Уренгой — Помары — Ужгород идет значительная часть поставок российского газа в Европу.

Последствия взрыва оказались довольно незначительными: по сообщениям украинской стороны, было потеряно около 10 млн кубометров газа (для сравнения, суточный транзит российского газа в Европу через территорию Украины составляет 185 млн кубов), последствия аварии удалось ликвидировать в течение двух часов.

Тем не менее проблема была обозначена четко. В условиях хаоса, воцарившегося сегодня на Украине, когда по стране разгуливают тысячи людей с самым разнообразным оружием, повторить подобные взрывы в разных точках не представляется чем-то запредельно сложным.

Заявление Яценюка об «усилении охраны» вызывает вопросы. Протяженность газопровода – сотни километров, в то время как у киевской власти даже граница сейчас находится без надежной защиты.

Киев напрямую не обвиняет Москву, но украинское минэнерго подчеркивает, что взрыв совпал с прекращением поставок российского газа для самой Украины и практическим выходом России из трехсторонних переговоров Россия — Украина — ЕС по безопасности поставок газа на Украину и в ЕС. По мнению Украины, есть основания считать, что такое совпадение не является случайным, но является диверсией, направленной на дискредитацию украинской газотранспортной системы и надежности украинского маршрута для поставок в Евросоюз.

Намек Киева понятен – Москва, которая отказалась от ультиматума Яценюка понизить цену на газ ниже 300 долларов за тысячу кубов, решила якобы перейти к более весомым аргументам.

При желании и наличии конспирологических навыков можно найти аргументы в пользу этой версии. Так, сразу после взрыва немецкая компания Wintershall, партнер «Газпрома» в Германии, призвала Еврокомиссию прекратить противодействовать проекту «Южный поток» — газовой трубе, которую Россия хочет проложить в обход Украины. Кстати, в мае быи две попытки подорвать ту же трубу Уренгой — Помары — Ужгород, и после них Арсений Яценюк заявлял, что это была именно диверсия, направленная на укрепление позиций «Южного потока», реализации которого сейчас препятствует Еврокомиссия.

В Еврокомиссии считают, что этот проект не соответствует европейскому законодательству, в частности нормам Третьего энергетического пакета Евросоюза, запрещающим одной и той же компании заниматься поставкой и транспортировкой газа.

Председатель правления украинского Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко согласен с тем, что есть вероятность повтора подобных инцидентов. По его словам, дискредитация украинского транзитного маршрута будет иметь смысл лишь в том случае, если такие инциденты будут повторяться. «Это тактика мелкого фола, как в футболе, результат проявляется по мере накопления», — поясняет политолог.

Как считает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин, взрыв на украинском участке транзитного газопровода в любом случае играет на руку «Газпрому», так как (вне зависимости от того, была это диверсия или нет) указывает на риски, связанные с транспортировкой газа через Украину, демонстрируя ненадежность ее ГТС. А это, в свою очередь, может повысить интерес Европы к «Южному потоку». Кроме того, инцидент отпугивает иностранных инвесторов от украинской ГТС. «Если бы авария случилась вследствие изношенности труб, иностранные инвесторы могли бы вложиться в их ремонт и модернизацию, — поясняет Макаркин. — Но если это диверсия, то какой смысл Западу вкладывать средства в уязвимый газопровод, который могут в любой момент опять взорвать?»

Таким образом, неуступчивость Киева, который в ультимативной форме требовал для себя едва ли не самой низкой в Европе цены поставок, а также отказывался платить по старым счетам, может обернуться сценарием, в котором Украина вообще будет исключена как участник из энергетических взаимоотношений между Россией и Европой.

Европе, которая на треть зависит от российских энергоносителей, в первую очередь все-таки нужен газ, а не проевропейское правительство Киеве. Если возникнет жесткая дилемма – или вы вовсе не получаете газ, или получаете его по «Южному потоку», выбор европейцев будет очевиден. А Украина, которая явно переоценила свою переговорную позицию, останется без газа, без транзита и с разрушенной газотранспортной системой.

На переговорах с «Газпромом» премьер Яценюк не раз повторял, что Россия «ведет с Украиной газовую войну». Однако похоже, эта война только начинается. И формы ее могут быть «гибридными».

Если взрыв на газопроводе не останется разовым, в моду вполне может войти новое выражение «вежливый теракт». Впрочем, после этого переговоры могут закончиться не только между Россией и Украиной, но и между Россией и Европой.