СПРАВКА

Из Крыма — в Узбекистан

В середине июня 1944 года эшелоны с основной массой спецпереселенцев из Крыма прибыли в Узбекистан.

Многие переселенцы были определены на работу на строительство Фархадской ГЭС в городе Бекабаде, на рудники Койташ в Самаркандской области и в «Ташкент-Сталинуголь», в колхозы и совхозы Ташкентской, Андижанской, Самаркандской областей. В большинстве своем размещены они были в не приспособленных для жилья бараках, а на руднике Койташ вообще оказались под открытым небом.

По данным отдела спецпоселений НКВД CCCР, в ноябре 1944 года в местах выселения находились 193 865 крымских татар, из них в Узбекистане — 151 136, в Марийской АССР — 8597, в Казахской ССР — 4286, остальные были распределены «для использования на работах» в Молотовской (10 555), Кемеровской (6743), Горьковской (5095), Свердловской (3594), Ивановской (2800), Ярославской (1059) областях РСФСР.

Непривычный климат, постоянная нехватка питания, а зачастую и крыши над головой привели к тому, что практически сразу же по прибытии в новые места в июне 1944 года среди крымско-татарских спецпереселенцев разразилась эпидемия малярии и желудочно-кишечных заболеваний.

Согласно сообщению ОСП НКВД, к ноябрю 1944 года от болезней и истощения в Узбекистане умерло 10 105 спецпереселенцев из Крыма, то есть около 7% прибывших. А ведь это были только первые полгода высылки.

Смертность во всех местах проживания крымско-татарских спецпереселенцев была высокой, особенно в первые после выселения годы. По сведениям отдела спецпоселений НКВД УзССР, «за 6 месяцев 1944, то есть с момента прибытия в УзССР и до конца года, умерло 16 052 чел. (10,6%), а за 1945 — 13 183 (9,8%)». Таким образом, в первые полтора года ссылки в Узбекистане погибло почти 30 000 крымских татар, что составило примерно 20% выселенных.

По сведениям народной переписи, которую провели активисты крымско-татарского движения в первой половине 1960-х годов путем посемейного опроса, в местах ссылки погибло 46,2% крымских татар.
Большая часть мужского населения были в это время в Красной армии. Свои семьи защитники родины находили — если, конечно, находили — уже на чужбине, в так называемых местах специальных поселений.

Из книги: Бекирова Г. Крымские татары. 1941–1991. (Опыт политической истории) / Том 1. — Симферополь, ИД «Тезис». — С. 102, 109.


ВЕРНУТЬСЯ К СТАТЬЕ