Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Умным домам и умным машинам нужны умные люди

Александр Чулок о производителях и потребителях будущего

Александр Чулок 06.05.2014, 13:09
iStockPhoto

Развитые страны находятся в ожидании новой технологической волны. Она будет связана с конвергенцией нано-, био-, инфо- и когнитивных технологий и, как предполагается, в буквальном смысле сметет на своем пути большинство сложившихся бизнес-моделей и устоявшихся цепочек создания добавленной стоимости. На примере ряда прорывных направлений науки Александр Чулок показывает, зачем нужно внимательно вчитываться в технологические прогнозы.

Оказаться на гребне грядущих изменений смогут те компании, которые сделают ставку не только на передовые результаты исследований, но и на их скорейшее внедрение в практику. Такие выводы следуют из прогноза научно-технологического развития России до 2030 года, разработанного Высшей школой экономики по заказу Минобрнауки и недавно принятого правительством.

Профиль производства

Одним из серьезнейших триггеров перемен выступит распространение экономически эффективных нанотехнологий. Промышленное использование молекулярной самосборки, даже по пессимистическим оценкам экспертов, может произойти уже в ближайшие 10–15 лет. В более отдаленном будущем, вероятно, появятся настольные нанофабрики, способные за считаные часы создать любой продукт практически из подручных средств. Можно только догадываться, как эти новации повлияют на традиционное устройство производственных процессов и распределение мировых центров прибыли.

Еще наглядный пример: на наших глазах стремительно развивается 3D-печать, и о ней уже говорят не как об отдельной технологии, а как о целом направлении бизнеса, которое в перспективе способно сменить эпоху гегемонии крупных компаний. Представим это на примере крупнейших фармацевтических корпораций мира.

Когда на домашнем 3D-принтере можно будет печатать лекарства, адаптированные под индивидуальные особенности и генетический код конкретного человека, неизбежно встанет вопрос о необходимости существования аптечных сетей.

На рынке производства лекарств появятся новые игроки из смежных секторов, прежде всего из области информационных и коммуникационных технологий (ИКТ). ИКТ-разработки уже сейчас широко применяются в медицине, что формирует принципиально новую модель здравоохранения, в центре которой не лечение, а профилактика.

Очевидно, и само понятие профессии врача претерпит радикальные изменения, будет другой роль поликлиник и больниц. Например, с развитием персонифицированной медицины (многие авторитетные эксперты считают ее ключом к долголетию), с введением генетической паспортизации в прошлое уйдет привычная практика диагностики и лечения пациентов.

Устройства постоянного мониторинга текущего состояния организма сделают ненужным прохождение такой неудобной для многих диспансеризации.

Поистине вездесуща будет роль ИКТ, и нам еще только предстоит ее осознать. ИКТ выступают одним из ключевых драйверов перехода к экономике, основанной на знаниях. Их развитие способствует повышению качества жизни населения, эффективности ведения бизнеса и госуправления, возникновению новых форм получения образования, коммуникации и социализации людей, обеспечению доступа к различным видам информации.

Новаторский характер производств, связанных с ИКТ, и смежных с ними отраслей во многом видоизменяет сами технологические процессы. Ускоренная эволюция ИКТ, с одной стороны, и их быстрое «моральное устаревание», с другой, стимулируют спрос на новую продукцию, современные интеллектуальные услуги. По данным прогноза, развитие облачных сетей, новых архитектур и принципов организации вычислений влечет за собой трансформацию программного обеспечения и инфраструктурных решений, что в свою очередь привнесет инновационные изменения в бизнес-стратегии предприятий всех секторов экономики, задаст «стандарт» конкурентоспособности.

Профиль потребления

Учитывать эти тенденции придется не только бизнесу, но и обществу. Несколько глобальных трендов определят и профиль потребителя будущего. Тотальное проникновение ИКТ изменит социум как таковой.

С внедрением в массовый обиход технологий геймификации и дополненной реальности, интерфейсов «мозг–компьютер» или даже «мозг–мозг» поменяются поведение людей, их привычки, функции полезности.

Многие экономические модели, на основе которых построены текущие бизнес-стратегии, в итоге окажутся полностью нерабочими. Потребитель будущего еще больше интегрируется в сети — причем не только общественные, социальные, но и в сети, связанные с постоянным мониторингом и поддержанием здоровья на новом уровне качества.

Улучшение человека (enhancement) формирует вторую крупную группу трендов. В будущем люди будут питаться функциональными продуктами, которые будут программировать их физиологические свойства.

У потребителя будущего есть все шансы жить до 120–140 лет, причем к этому почтенному возрасту, скорее всего, у него будут напечатаны некоторые органы, а часть будет заменена роботами-имплантами.

Он будет лучше осведомлен о том, какие привычки для него действительно вредны, и как обойти превратности природы за счет манипуляций с генетическим кодом. Исследования структуры и функций человеческого мозга, появление персональных сенсорных интерфейсов, «гуманизированных» технологий позволят радикально изменить границы познания и модель коммуникаций.

Персонализация — третий важный тренд. Домохозяйства в каком-то смысле станут центром «потребительского рая». Благодаря сочетанию передовых технологий человек сможет выбирать (или производить?) товары, «заточенные» лично под него. И это касается всех аспектов его жизнедеятельности. Взять, например, сферу образования. Дети будут учиться в школах совершенно иного типа, многие захотят общаться с преподавателем, не выходя из дома. Будет не важно, что учитель геометрии находится на Бали, а трудовик — в Нью-Йорке. Впрочем, большой вопрос, останутся ли эти дисциплины в школьной программе.

Смартизация — четвертый тренд.

Потребитель будет жить во всем «умном»: «умных» домах, «умных» средах, у него будут «умные» приборы и машины, которые между собой будут «общаться», «умное» сельское хозяйство.

Интеллектуальные транспортные и энергетические системы буквально окутают человечество сетями. Вопрос в том, останется ли человек хозяином своей жизни, сумеет ли обыграть по уму такое смарт-окружение?

Новые возможности принесут с собой и новые угрозы, к некоторым человечество может быть не готово. Болезни жителей больших городов, риски негативного воздействия на здоровье нанопродуктов, появление неизвестных ранее видов смертельно опасных заболеваний могут отодвинуть на второй план «традиционные» причины смертности, такие как сердечно-сосудистые, онкологические или инфекционные заболевания. И тут даже никакие «умные» лекарства не помогут.

Граждане острее прочувствуют конфликт между неприкосновенностью частной жизни и интересами общественной безопасности.

Каждое государство, очевидно, будет выстраивать баланс в зависимости от доминирующей в его границах идеологии.

Кстати, о границах. Туристические возможности необычайно расширятся: оптимисты полагают, что уже через 15–20 лет можно будет рассмотреть Землю с высоты стратосферы, путешествуя на космическом лифте.

Прорывные технологии могут поменять саму карту мира. Страны, которые не успеют вписаться в новую технологическую волну, столкнутся с серьезными вызовами. Представьте себе, как повлияет на геополитическую ситуацию обладание технологиями, которые останавливают процессы старения человеческого организма или позволяют произвести замену любой части человеческого тела. В какой стране вы предпочтете жить: в той, где средняя продолжительность жизни 120–140 лет, или где умирают в 60?

Профиль вызовов для России

Есть ли место для России в высокотехнологичном будущем, сможет ли наша страна «вписаться» в мировые тренды, как противостоять грядущим угрозам и не упустить окна возможностей и как выстроить правильную стратегию развития? Поиском ответов на эти вопросы занимается государство, к которому в последнее время активно присоединился бизнес.

Российские компании, в значительной мере пропустив предыдущую технологическую волну, имеют определенные заделы и возможности для создания принципиально новых технологий, которые нужны для прорыва на перспективные рынки и укрепления позиций на уже сложившихся или растущих рынках.

Возможности отечественной науки помочь реализовать эти шансы, по правде говоря, крайне неоднородные. Результаты прогноза научно-технологического развития России до 2030 года показывают, что в таких областях, как физика, науки о Земле, нанотехнологии, ядерная энергетика, наши исследования не уступают зарубежным, а в ряде случаев даже лидируют.

Однако существуют и «зоны торможения», в которых отечественная наука заметно отстает, но которые значимы для развития страны. Прежде всего, речь идет о транспортной сфере, отдельных областях наук о жизни. По этим направлениям России нужно перенимать мировой опыт, внедрять наилучшие доступные технологии (best available technologies), а также определить свое место в международной системе разделения труда.

Смогут ли совместные усилия науки, государства и бизнеса привести к желаемому облику экономики и общества? Скорее всего, технологии будущего коснуться каждого жителя России, по крайне мере, на горизонте до 2030 года. Однако не стоит обольщаться: обладание только ключевой технологией совсем не достаточно: нужно предоставлять услуги в комплексе, «под ключ».

Возьмем, например, генетические паспорта — о них недавно упомянул президент России в своем послании Федеральному собранию. По данным прогноза, их массового распространения стоит ожидать ближайшие 5–7 лет. Но даже если у каждого нашего соотечественника будет такой паспорт, встает вопрос о его дальнейшем использовании.

Как уже отмечалось выше, генетическая паспортизация должна привести к кардинальному изменению текущей парадигмы профилактики и лечения болезней, однако для того, чтобы распознать недуг, нужны колоссальные базы данных и библиотеки, содержащие информацию о том, какие изменения генома «ответственны» за соответствующие заболевания.

В США подобная информация накапливается уже несколько десятилетий, а у нас этот процесс только в начале пути. Схожая ситуация с использованием достижений теоретической науки: например, в области теории канцерогенеза наши исследования, по оценкам экспертов, не уступают мировому уровню. Полученные результаты позволили бы сразиться с одним из главных вызовов России — ростом онкологических заболеваний. Однако даже самые современные технологии без качественной системы реабилитации, до которой нам еще далеко, не позволят существенно сократить рост смертности от этого заболевания. Известно, что ряд российских компаний намереваются ближайшие 3–5 лет освоить печать ряда внутренних органов. Однако как долго и насколько качественно прослужит замена — покажет только время.

Многое, конечно, зависит от самого человека — даже устройства постоянного мониторинга текущего состояния организма, которые уже можно приобрести на рынке, надо будет «носить» и следовать указаниям врача, невзирая на то что это может быть программа-робот. Какой бы ни был совершенный биореактор в наших домах, нужно следить за его правильной загрузкой, ведь чем сложнее технология, тем, как правило, она чувствительней к исходным материалам и пользователю. То же качество 3D-принтинга будет зависеть не столько от самого принтера, сколько от «картриджа». В этих условиях понятие «инновационная культура» для государства, бизнеса, человека начинает играть особую роль.

Тем, кто хочет быть конкурентоспособным, необходимо постоянно «держать руку на пульсе» — отслеживать глобальные тенденции и быть готовым вовремя «вскочить» в правильный технологический экспресс, воспринять прорывные технологии или продукты с принципиально новыми свойствами. А государству не надо забывать и про традиционные сектора, где есть огромный потенциал для повышения эффективности, связанный с многоукладностью российской экономики: даже, если мы перейдем с третьего технологического уклада на четвертый или пятый, это уже в разы превысит многие смелые ожидания.

Будем надеяться, что решить этот непростой клубок проблем поможет создаваемая в соответствии с майским указом президента национальная система технологического прогнозирования, объединяющая бизнес, науку, вузы и общество вокруг построения нашего общего будущего.

Автор — заведующий отделом научно-технологического прогнозирования Форсайт-центра НИУ ВШЭ