Основы основ

От кого нужно защищать национальную культуру



Картина Алексея Сергиенко «Путин смотрит на Липницкую». В эти дни экспонируется на...

Картина Алексея Сергиенко «Путин смотрит на Липницкую». В эти дни экспонируется на выставке Арт-Экспо в Нью-Йорке

Алексей Сергиенко
Общественная дискуссия, которая предполагается вокруг окончательного варианта «Основ государственной культурной политики», еще до начала свелась к выбору между гиперохранительной с чертами «культурного национализма» концепцией Минкульта и другим, более мягким, текстом администрации президента. Однако о поддержке культурного многообразия в обоих документах нет ни слова.

На пресс-конференции министра культуры РФ, посвященной государственной культурной политике, Владимир Мединский не сказал о предмете встречи ни слова. Вместо этого он представил новых экспертов, которые возглавят несколько советов Минкульта по распределению грантов. Так, определять, кому из молодых режиссеров дать денег на постановку, будет ректор театрального училища им. Щепкина Борис Любимов, литературовед Алексей Варламов займется отбором заявок на драматургические гранты, а скульптор Салават Щербаков будет решать, кому помочь в современном искусстве. Денежная масса грантов будут увеличена вдвое, но ни один из экспертов не озвучил цифр.

Напомним, что всего несколько дней назад сразу несколько экспертов, участвовавших в отборе заявок на гранты, были выведены из состава советов, причем многих об этом известили телефонным звонком из министерства. По случайному совпадению, почти все главы новых экспертных советов подписали знаменитое, потрясающее в своей лаконичности, письмо деятелей культуры в поддержку Владимира Путина.

Никто из внезапно отставленных экспертов этого письма не подписывал.

«Основа» той самой «культурной политики», о которой должна была пойти речь, по сути, стала предметом аппаратной войны между Минкультом и администрацией президента. Рабочая группа АП, руководимая Сергеем Ивановым, подготовила документ, к которому Минкульт написал свои соображения. На первый взгляд, эти два проекта радикально расходятся между собой как в идеологии, так и в ключевых посылках. Итоговые, вроде бы консенсусные «Основы государственной культурной политики», которые должны были представить на общественное обсуждение в середине апреля, к вечеру 16 апреля так и не были опубликованы.

Заявив пресс-конференцию, посвященную теме культурной политики, и заменив этот разговор на представление новых людей, Минкульт, что называется, «сильно промолчал». На фоне развитой им в последние годы бурной деятельности формулирование «Основ государственной культурной политики» — это, по сути, первая попытка общей рефлексии на тему того, в каком направлении развиваться отечественной культуре. Наличие в замечаниях Минкульта провокационных тезисов (например, о том, что «Россия не Европа», и о том, что государство должно как минимум не поддерживать явления современного искусства, оказывающие негативное воздействие на общественное мнение, а как максимум преследовать за такое) теперь выглядит как приглашение к дискуссии на данную тему.

Однако, по меткому выражению философа Жака Деррида, «рефлексия возникает в разрыве действия». То есть, проще говоря, делающий не говорит, говорящий не делает.

Занявшись сравнением документов, вокруг которых разгорелся большой кабинетный сыр-бор, очень легко принять одну из сторон. И не заметить нескольких интересных деталей: оба документа практически повторяют друг за другом несколько тезисов. Так, и АП, и Минкульт считают необходимым постулировать необходимость добиваться равенства в доступе россиян к культурным ценностям и культурной деятельности, смены отношения государства с «меценатского» на «инвесторское» (когда выделения средств на культуру рассматриваются как вложение в прирост человеческого капитала). Интересно, что два первых пункта присутствовали в проекте Закона о культуре, который в 2011 году представила группа ныне разогнанного Российского института культурологии под руководством его тогдашнего главы Кирилла Разлогова. Этот законопроект, получивший высокие оценки экспертов, был положен под сукно перед выборами и благополучно забыт.

В проекте Разлогова был еще один основополагающий пункт, говоривший о том, что государство обязано поддерживать культурное разнообразие.

Именно его подвергли ретуши в документе АП, одной фразой оговорившей право художника на эксперимент и необходимость поддержки государства, и полному вымарыванию в проекте Минкульта.

Вместо него оба документа сделали основополагающей другую посылку – о необходимости охраны национальной культуры и ее защиты от внешних разрушающих влияний.

В итоге та самая общественная дискуссия, которая предполагается вокруг итогового документа, еще до начала свелась к выбору между гиперохранительной, с чертами «культурного национализма» концепцией и другим, более мягким текстом, деликатно напоминающим государству о необходимости развивать культурную инфрастуктуру и бесплатно обучать тех, кто решил получать второе высшее образование по творческой специальности.

От необходимости обсуждать вопрос культурного разнообразия обе структуры, существующие на деньги налогоплательщика, решили его избавить. Об этом даже не заводится разговор.

Впрочем, есть и еще одно предложение, которые обе группы – и АП, и Минкульт – высказали практически синхронно. И те и другие предлагают создать этакое «сверхминистерство» – правительственный орган, который мог бы в вопросах культуры отдавать директивы другим министерствам, например Минфину, регулярно дающему негативный отзыв на разнообразные предложения Минкульта.

Иначе, видимо, никак культуру не поднять. До разнообразия ли тут.