Чего боятся кузнецы?

Журналист Сергей Пархоменко отвечает выпускнику МГИМО Алексею Токареву

Сергей Пархоменко 11.04.2014, 21:45
 
energy-f.ru
 

«Дело не в том, что в МГИМО плохо учат. А в том, что в МГИМО адски трусят». «Газета.Ru» публикует ответ члена сообщества «Диссернет» журналиста Сергея Пархоменко на письмо выпускника МГИМО Алексея Токарева. В своем письме, также опубликованном в «Газете.Ru», Алексей упрекнул Пархоменко в том, что его оценка работы университета сформировалась под влиянием стереотипов.

Вчера в «Газете.Ru» появился ответ на публикацию результатов диссернетовских экспертиз, в ходе которых была обнаружена полномасштабная фабрика фальсифицированных диссертаций, действующая в одном из структурных подразделений МГИМО – в Международном институте управления под руководством профессора Роберта Енгибаряна.

Несмотря на то что это учреждение именуется «институтом» и наделено как бы автономным статусом, в сущности это такой же факультет, как и прочие: вот здесь, например, на официальном сайте МГИМО он упомянут в одном ряду со всеми факультетами.

Так вот, автор ответа Алексей Токарев, из письма которого становится понятно, что он кандидат наук, недавно защитившийся в диссертационном совете МГИМО по политическим наукам, пишет, что у него имеется «история отношений с МГИМО личная и, в отличие от истории Сергея Пархоменко с этим университетом, проживаемая, а не навеянная стереотипами».

В письме он называет меня «лидером Диссернета» (хотя я всего только опубликовал результаты экспертиз) и укоряет меня и моих коллег по сообществу в непрофессионализме. А в конце почему-то пишет, что «сравнить целый университет со всеми его научными, профессиональными, человеческими традициями с «вонючей смрадной кузней»… это как минимум некорректное заимствование метафор...»

Не знаю уж, у кого именно Алексей Токарев обнаружил метафору, действительно использованную в моем отчете о проверках «Диссернета» в МГИМО, — я тщательно прогуглил ее так и сяк, в самых разных грамматических вариантах и склонениях, но нигде раньше моего блога не обнаружил. Спишем этот упрек на счет искреннего волнения и глубокого огорчения автора. Но вот по существу того, за что этот автор всерьез огорчается, я бы хотел все же поговорить подробнее.

Многоуважаемый Алексей!

Да, я в курсе, конечно, что, как Вы напоминаете, «современный МГИМО — это… еще семь диссертационных советов… и московская модель ООН… и уникальные 54 языка… и «Умники и умницы» на занятиях… и талантливые самоучки из регионов… и лекции птиц разной высоты полета, «голубей» и «ястребов», оппозиционеров и функционеров власти… и регулярное попадание в мировые рейтинги университетов… и вежливые кистинцы… и свободные два-три языка после бакалавриата… и совместные магистратуры с ведущими вузами мира», и всякие прочие достоинства и стати, которые Вы с восторгом перечисляете, упоминая вперемешку имена Шимона Переса, Махмуда Аббаса, Пан Ги Муна, Си Цзиньпиня, Манмохана Сингха, Сергея Нарышкина, Петра Порошенко, Ксении Собчак, Сергея Лаврова, Познера (почему-то без имени) и даже самого – самого! — Дмитрия Быкова.

Не всеми из перечисленных Вами знакомств я бы сильно гордился, но это, положим, мое личное мнение. В остальных перечисленных тут достоинствах я готов не сомневаться, а в наличии некоторых из них даже имел возможность убедиться сам, когда бывал приглашен прочесть лекцию перед тем или иным составом студентов (несколько раз случалось в моей судьбе и такое).

Ну и, в конце концов, есть один аргумент в пользу достоинств МГИМО, который лично для меня звучит посильнее всех вами приведенных: среди выпускников Вашей альма-матер по меньше мере с десяток моих хороших друзей и весьма уважаемых мною коллег, журналистов, редакторов, исследователей, просто честных и мужественных людей.

Однако с некоторыми из утверждений, которые Вы пробрасываете в общем торжественном списке, я бы не стал торопиться.

Вот, например, с сообщением о «регулярном попадании в мировые рейтинги университетов». В приведенном агентством РИА «Новости» рейтинге 200 лучших университетов мира за 2013 год (http://ria.ru/sn_edu/20130910/956477049.html) МГИМО отсутствует. Там вообще одно-единственное российское учебное заведение – МГУ им. М.В.Ломоносова – на вполне позорном 120-м месте. Зато новозеландских и сингапурских университетов там по два, датских – три, а бельгийских – вообще шесть. МГИМО среди двух этих сотен места не нашлось.

Хотите знать почему?

Раньше мне казалось, что я это знаю. Впечатление такое у меня появилось после того, как я три года кряду принимал (в составе большой группы коллег) вступительные собеседования на одном из факультетов МГИМО по любезному приглашению его руководства. Не стану тут приводить весь список умопомрачительных перлов, которые мне пришлось выслушать от людей, намеревавшихся ступить на стезю международной журналистики, дипломатии, мировой экономики и иных «иностранноведческих» профессий. Упомяну тут только один факт: мы с коллегой — известным и очень авторитетным российским журналистом, попавшим со мною в одну «пару» собеседующих, — задавали каждому абитуриенту, проходившему собеседование с нами, три одинаковых вопроса. А именно:

1) Кто такой Берлускони?

2) Какая имеется уже много десятилетий большая, неприятная внешнеполитическая проблема у государства Израиль?

3) Президент США Буш был до президента США Клинтона или после?

Ни один – ни один – из опрошенных нами соискателей вожделенного МГИМОшного студбилета не смог ответить нам на все эти три вопроса. Многие отвечали правильно на один. Иные – на два. Но на все три – никто. Никто.

Зато мы потом убедились, что целый ряд наших юных «собеседников» благополучно поступили в университет и, не сомневаюсь, успешно его закончили.

Вот я и думал раньше, что все дело в этом. Что МГИМО в мировой образовательной иерархии имеет такое незначительное реноме (повторю, несмотря на все достоинства, приведенные Вами и известные мне даже и без Вас), потому что ведет себя крайне неразборчиво в приеме на обучение и замусоривает свои аудитории огромным количеством всяких безмозглых и ленивых блатных мажоров.

Подчеркиваю для ясности: я не собираюсь утверждать – и не утверждал никогда – что дело одними только мажорами ограничивается, что никого, кроме них, аудитории МГИМО отродясь не видели. Ни за что не стану утверждать такую глупость. Но процент этого осознанного приемного брака здесь все же очень велик, как недопустимо снисходительно, покровительственно и отношение профессуры МГИМО к учебе и работе этих бракованных студентов на всем протяжении их пребывания в стенах вуза.

И для меня снова и снова год за годом находились подтверждения такого понимания вещей. Вот недавно стало одним из них твердое знание о том, что два безграмотных, тупых и бездарных балбеса, прославившиеся своим облетевшим весь мир «банным разговором», — посол России в Зимбабве Сергей Бахарев и посол России в Эритрее Игорь Чубаров — тоже как миленькие в свое время закончили МГИМО и получили тут по диплому.

Но совсем недавно мне стало ясно, что я ошибался. И аргументы, которые приводил до сих пор – от проклятого вопроса о Берлускони до отвращения к развязному балагурству двух российских «оноребл амбассадоров», — не имеют никакого значения. Потому что дело не в этом. Научить-то можно (если приложить действительно честные и добросовестные усилия) любого ленивого лоботряса. Так что не абитуриенты виноваты.

А виноваты те, кто уже находятся в стенах учебного заведения. Те, кто сегодня должны были бы блюсти его доброе имя и поддерживать его академическую работоспособность.

Вот Вы, Алексей, пишете мне, как о чем-то само собой разумеющемся: «Современный МГИМО — это и найденный коллегами Сергея Пархоменко плагиат, и ещё…» Скажите, а Вам и правда кажется незначительным вот этот самый факт – «…и плагиат, и еще…» А почему? Не слишком ли Вы снисходительны и к самому себе, и к любимой Вами школе?

Или чуть выше у Вас же: «Я ничего не знаю про деятельность совета под председательством профессора Роберта Енгибаряна, как и Сергей Пархоменко — про все остальные советы МГИМО…»

А почему это Вы «ничего не знаете» про деятельность Енгибаряновской фальшиводелательной фабрики? Весь МГИМО много лет знает, а Вы — нет?

Вот пишет мне один из профессоров МГИМО, известный российский правовед, вполне возможно, один из Ваших преподавателей: «Для меня это не особо удивительно. Печально, конечно. Данный институт Енгибаряна создали конкретно для зарабатывания денег плюс помощи всяким чиновникам получить диплом, так что там ни науки, ни учебы…».

Как же так, он знает, а Вы — нет? Может быть, дело в том, что ему нужно это знать, а Вам не нужно?

Ну хорошо, давайте оставим эти упреки, предположим просто, что Вы до сих пор были так увлечены собственной учебой, защитой и научной работой, Вас там так «хорошенько прожаривали на сковородке» (Кстати, где Вы видели в кузнице сковородку? Вы ее с адом случайно не путаете?), каждый раз «перечеркивая от края до края» Ваши собственные диссертации, что Вам было глаз не поднять и не отвлечься на то, что делается буквально у вас под носом, на соседней кафедре.

Но вот скажите: теперь, когда Вам все известно про фабрику фальшака в МГИМО, что для Вас изменится?

Что Вы намереваетесь с этим знанием делать, помимо того чтобы написать в «Газету.Ru» про то, как Вы по-прежнему ничего об этом не знаете? Судя по Вашей подписи, Вы и теперь работаете в МГИМО, Вы представляетесь как «научный сотрудник центра глобальных проблем ИМИ МГИМО (У) МИД России».

И?

И что?

Вы лично каким образом намерены восстанавливать доброе имя своей корпорации теперь, когда Вам доподлинно известно, что в ней есть люди, многие годы последовательно и осознанно это имя уничтожавшие? А как Вы сами предполагаете, что сделают теперь с этим знанием Ваши коллеги? А руководство МГИМО в целом?

Международный институт управления будет, наверное, расформирован, как нанесший ущерб репутации университета? Профессор Енгибарян будет с позором уволен? Его сотрудникам, систематически «прикрывавшим» своими именами фальсифицированные защиты, будет на долгие годы запрещено принимать участие в подготовке диссертаций в любом качестве и уж тем более штамповать собственных кандидатов и докторов в качестве научных руководителей и консультантов?

Ну а вот хотя бы проректор всего «большого» МГИМО Сергей Шитьков, а также заместитель директора того самого Международного института управления Юлия Караулова, чьи диссертации оказались в огромной своей доле состоящими из заимствованного текста, а попросту ворованными, — уж они-то, несомненно, будут немедленно вызваны на заседание ученого совета, их диссертации будут тщательно проанализированы, и в случае подтверждения обвинений в массовых заимствованиях они будут лишены ученых званий и отстранены от преподавательской деятельности?

Ведь так? Я не ошибся? МГИМО ни за что не смирится с таким позорным пятном и решительно смоет его с себя, ибо без этого невозможно претендовать на позицию вуза, обладающего, как Вы это утверждаете, «высочайшим качеством аспирантуры»… Да?

Нет, Алексей. Ничего этого не будет. Как не было и раньше. И не существует никаких признаков, что МГИМО хоть на шаг приблизится теперь к ситуации, в которой такие решения возможны в его стенах.

А ведь это никакая не фантастика. Вот, к примеру, Высшая школа экономики, которую, насколько мне известно, не сильно жалуют Ваши коллеги и к работе которой многие в МГИМО относятся ревниво и подозрительно, уже дважды отреагировала – причем моментально — на публикации «Диссернета», где фигурировали ворованные диссертации «вышкинских» профессоров. Эти люди были моментально удалены из ВШЭ, и духу их в ту же минуту не стало даже на университетском сайте. Причем в одном случае речь шла о действующем губернаторе Московской области Андрее Воробьеве, который почему-то числился там профессором. Больше не числится.

Ладно, давайте бурные мечты и жаркие видения оставим. А можно надеяться, что кто-нибудь из коллег хотя бы отважится обсуждать в стенах МГИМО обнаруженную криминальную контору, ее организаторов и клиентов? Может быть, кто-нибудь вывесит на доске объявлений в МГИМО распечатки экспертиз «Диссернета»? Без всяких комментариев, без упоминания моего дилетантского мнения — просто сами распечатки? Они ведь общедоступны?

Или кто-нибудь устроит на тему этих разоблачений открытую дискуссию в студенческой среде, пригласив туда и представителей профессуры? Или напишет что-нибудь в институтской газете? Или кто-нибудь приклеит к дверям кабинетов диссероторговцев смешные карикатуры? Или кто-нибудь задаст им неприятный, но прямой вопрос — просто с глазу на глаз, встретив в институтском буфете?

Ну хоть что-нибудь, а?

Можно как-то свою позицию проявить или лучше так и «не знать»?

Вот в этом дело, Алексей. Не в том, что в МГИМО плохо учат. А в том, что в МГИМО адски трусят.

И, как мы видим раз за разом, малодушничают, лебезят и пресмыкаются перед начальством (см. также и знаменитый случай с профессором Зубовым, кончившийся милостивым «указанием на некоторую некорректность» прямого и наглого нарушения закона со стороны администрации вуза).

Вот эти упомянутые Вами «традиции дипломатии и вежливости» совершенно ни при чем. Просто очень боятся чего-то ваши «кузнецы не ангелов». Не знаете ли случайно, чего?

И до тех пор, пока с этим Вы – именно Вы и ваши коллеги, а не мы в «Диссернете» — что-нибудь не сделаете, как-нибудь этот страх не преодолеете, МГИМО так и останется институтом, репутация которого «навеяна стереотипами».

Ну и последнее. Вторая половина процитированной Вашей фразы, где Вы пишете, как я «ничего не знаю» про «все остальные советы МГИМО», тоже получилась довольно неудачной.

Отчего же Вам кажется, что «Диссернет» о них ничего не знает? Я же написал, что эксперты сообщества ведут тотальную, систематическую проверку всего «диссертационного наследия» вуза. Первыми оказались готовы результаты по институту Енгибаряна. Но работа теперь в самом разгаре, и резюме по остальным советам раньше или позже нам еще предстоит получить. Кое-что могу показать Вам и сейчас, хоть экспертизы и не закончены и результаты пока сугубо предварительные, ожидающие пополнения.

Вот диссертация Аллы Андреевны Субботиной «Прямые иностранные инвестиции в экономику США в условиях глобализации», защищенная в 2009 году в диссертационном совете 209.002.06 (экономические науки).

Вот диссертация Натальи Алексеевны Нечаевой «Система единиц специальной номинации в научном тексте: на примере французских экономических текстов», защищенная в 2010 году в диссертационном совете 209.002.07 (филологические науки).

Вот диссертация Михаила Борисовича Азарова «Проблемы взаимоотношений федерации и штатов в США на современном этапе», защищенная в 2010 году в диссертационном совете 209.002.05 (юридические науки).

Вы уж, Алексей, пройдите по ссылкам и посмотрите своими глазами, как там обстоят дела. Чтоб потом не говорить, будто вы «ничего не знаете» об этих советах и о том, что там творится.

И, кстати, да, действительно, диссертационный совет 209.002.02 (политические науки), где Вы сами в 2012 году защитили диссертацию «Становление государства и эволюция политических режимов Грузии и Украины», мы тоже внимательнейшим образом изучаем. И как только результаты наших исследований будут собраны и систематизированы, мы Вам обязательно о них сообщим.

Есть, впрочем, одна важная проблема: как я и писал в своем тексте, МГИМО умудрился как-то так договориться с Российской государственной библиотекой, что диссертации, защищенные здесь, отчего-то не поступают в электронные, доступные через интернет фонды. Вы не знаете случайно, отчего это?

И, между прочим, не согласились бы Вы помочь экспертам «Диссернета» раздобыть недостающие диссертации этих советов? Горячо и искренне будем Вам благодарны.

18+
© АО «Газета.Ру» (1999-2017) - Главные новости дня
Учредитель: АО «Газета.Ру»
Адрес учредителя: 125239, Россия, Москва, Коптевская улица, дом 67
Адрес редакции и издателя: 117105, г. Москва, Варшавское шоссе, д.9, стр.1Б
Телефон редакции: +7 (495) 980-80-28 | Факс: +7 (495) 980-90-73
Главный редактор: Светлана Бабаева
Дизайн макет: Анатолий Терехов

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-54448 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 17.06.2013 г.

Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.

Информация об ограничениях

Партнер Рамблера