Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Военно-спортивный рекорд

Вместо роста ВВП пошел вверх рейтинг президента Путина

Рекордный рост рейтинга президента России за счет крымской кампании, похоже, призван помочь власти легче пережить почти неизбежные в обозримом будущем экономические потрясения, которые скажутся на всех россиянах. Новая «холодная война» кажется российской власти меньшим злом, чем либерализация экономического курса и внутренней политики ради ускорения роста ВВП и развития страны.

ВЦИОМ зафиксировал рекордный за последние три года рейтинг одобрения россиянами работы президента России. Согласно опросу, проведенному 8–9 марта с участием 1600 человек в 130 населенных пунктах РФ, деятельность Владимира Путина одобряют 71,6% россиян. Практически столько, сколько голосовало за него на президентских выборах 2004 года, когда он получил лучший результат в своей карьере. Предыдущее максимальное значение было зафиксировано в мае 2012 года, когда Путин только заступал на третий срок, — 68,8%.

По оценкам социологов — впрочем, это и так очевидно, — нынешний рекордный рейтинг связан с Олимпиадой в Сочи и ситуацией вокруг Украины.

Неизвестно, как изменится рейтинг главы государства, если, не дай бог, начнутся реальные боевые действия на территории Украины и появятся жертвы среди российских военнослужащих. При этом сейчас уровень его популярности хотя и рекордный, но не «северокорейский». И не принципиально, всего на 3%, выше, чем в момент вступления Путина в должность на третий срок.

Интересно, что рейтинг Барака Обамы среди американцев, напротив, снизился и достиг рекордно низкой отметки в 41%. Причем опрос также показал самый низкий процент одобряющих подход президента к проводимой им внешней политике. Однако избираться на пост президента еще раз Обаме не грозит, чего нельзя сказать о Путине.

Главный вопрос — зачем в принципе президенту России такой рейтинг именно сейчас. Никаких судьбоносных избирательных кампаний в стране в ближайшее время не ожидается. Думские выборы — через три с половиной года. Президентские — через четыре. Вот тогда, если Путин на них пойдет или опять будет фактически назначать преемника, высокий рейтинг главе государства, конечно, понадобится.

Сейчас максимальный рейтинг нужен только по одной причине. И эта причина — ситуация в российской экономике.

Когда ее замедление стало очевидным трендом, а по итогам 2014 года вполне вероятен первый в этом десятилетии абсолютный спад ВВП России, власти жизненно необходим высокий рейтинг. Просто для того, чтобы ему было куда относительно безопасно для прочности властной конструкции падать при практически неизбежном, даже независимо от санкций стран Запада, ухудшении экономической ситуации в стране. Экономический спад, замедление роста доходов и, напротив, увеличение темпов роста безработицы в обозримом историческом горизонте — явно до президентских выборов — ощутят на себе миллионы россиян. Помощь Крыму, санкции, «происки Запада», ссылки на спад в Италии, которые позволил себе российский президент на заседании президиума Экономического совета 12 марта, — все пойдет в дело для обоснования причин кажущегося практически неизбежным российского экономического кризиса. Кризиса, из которого в принципе невозможно выйти при нынешней экономической, внешней и внутренней политике России, ибо эта политика его и провоцирует.

Естественно, для власти гораздо выгоднее, чтобы президентский рейтинг снижался с нынешних 70%, а не, допустим, с 46. При этом электоральный рейтинг Путина (готовность россиян голосовать за него на президентских выборах, если бы они состоялись в ближайшее воскресенье) и сейчас гораздо ниже — от 53%, по оценкам Фонда «Общественное мнение», до 32%, по оценкам Левада-центра. Так что такая возгонка рейтинга за счет предельного обострения противостояния с Западом и эксплуатации патриотических чувств с помощью присоединения Крыма — возможно, последний шанс российской власти не менять в сторону либерализации экономический курс и внутреннюю политику.

Вся проблема в эффективности выбранной стратегии. В соотношении политического капитала, полученного властью в глазах российских обывателей, подготовленных пропагандистской машиной государства к восприятию образа внешнего врага, новой «холодной войне», с одной стороны, и экономических потерь, которые россияне неизбежно понесут от такой политики, с другой.

Олимпиада в Сочи явно скоро забудется, она уже уходит в историю и не может быть катализатором длительного патриотического подъема, позволяющего какое-то время не замечать нарастающие трудности повседневной жизни. Зато подогревать патриотические чувства россиян с помощью полувоенной риторики и жесткого противостояния с Западом можно гораздо дольше. Только если экономические последствия такой политики окажутся слишком ощутимыми для обывателей, никакой нынешний высокий рейтинг российскую власть от неизбежных перемен не спасет.