Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Острый Крым

Допустимы разные сценарии вмешательства России в украинский конфликт, кроме военного

«Газета.Ru» 19.02.2014, 18:32
Митинг «Русского единства» в Симферополе ИТАР-ТАСС
Митинг «Русского единства» в Симферополе

19 февраля 1954 года было принято решение о передаче Крыма Украинской ССР. Сегодня, 60 лет спустя, крымский депутат-регионал Николай Колисниченко с трибуны Верховного совета Крыма заявил о необходимости «вернуть Крым России» — в случае если «ситуация в Украине не урегулируется». Сейчас, когда в Киеве оппозиция и власть вошли в клинч, сделать это мирным путем вряд ли возможно. А сценарий военного вмешательства России в украинские события — худшее, что можно представить.

В ночь на среду Янукович звонил Путину. Сегодня в Москву прибывает глава Верховного совета Крыма Владимир Константинов, который проведет переговоры с председателем Госдумы Сергеем Нарышкиным. Если не считать военного конфликта с Грузией, Россия впервые за последние десятилетия сталкивается с ситуацией, когда часть зарубежного государства просит Москву принять ее под свое «покровительство».

В этой деликатной ситуации важно не впасть в ура-патриотизм, сохранять трезвую голову и предпринимать те или иные действия, основываясь прежде всего на понятных как гражданам России, так и внешним наблюдателям моральных принципах.

Хотя все два десятилетия независимости Украины Крым считался «пророссийской» территорией, подобных громких заявлений с высоких трибун прежде не звучало. Полуостров худо-бедно существовал в составе «незалежной», пусть и с особым, автономным статусом. Но предчувствие гражданской войны обострило накопившиеся противоречия.

Во-первых, за двадцать лет Киев так и не смог предложить внятной стратегии развития полуострова. Парадоксально, но бывшая «советская здравница» с уникальными климатическими условиями является дотационным регионом. Те, кто ездит сегодня отдыхать в Ялту или Форос, часто жалуются на то, что все выглядит как «путешествие в СССР». Кому-то это навевает ностальгию, но чаще — раздражение по поводу ненавязчивого сервиса и прочих бытовых проблем.

Несколько лет назад один из киевских госинститутов подготовил программу развития Крыма до 2020 года. Оказалось, для того, чтобы вернуть санаторно-курортную базу хотя бы на уровень 1991 года, понадобилась бы треть бюджета Украины! Понятно, что никто таких трансфертов в Крым направлять не станет.

Но проблема еще и в том, что по политическим причинам все эти двадцать лет киевские власти препятствовали проникновению в Крым российских денег. Например, Юрий Лужков в бытность мэром Москвы предложил Украине построить в Крыму 22 детских лагеря, вложив в проект $3,4 млрд. В Киеве Лужкову отказали. Чтобы противостоять «влиянию Москвы», центральные власти также всячески поддерживали крымских татар, например, закрывая глаза на самозахват ими крымских земель.

Второй фактор, влияющий на сегодняшние настроения в Крыму, — это реальный страх оказаться в одной «куче-мале» в том случае, если Украина реально начнет распадаться как карточный домик. Крым, естественно, хочет гарантий стабильности и безопасности в том случае, если их не сможет обеспечить Киев.

Возможно, сценарии возвращения различных форм «махновщины» на территории от Львова до Харькова некоторым покажутся антиутопической экзотикой. Однако кто еще год назад смог бы предвидеть происходящие сейчас в Киеве кровавые события?

Вчера в Киеве уже погибли трое крымских милиционеров, а с Западной Украины этой ночью поступали сообщения о захвате складов с оружием. В частности, регионал Олег Царев утверждал, что «захвачено областное управление милиции Ивано-Франковска. Экстремисты захватили оружейную комнату. В их руки попало 120 автоматов, 20 пулеметов и около 5 млн патронов». Конечно, в условиях информационной войны любая такая информация нуждается в перепроверке. Однако очевидно: главная опасность сейчас — это возможность массового «выброса» боевых стволов, которые, конечно же, тут же будут использованы для дальнейшей эскалации конфликта.

Таким образом, настроения крымских парламентариев вполне можно понять. Легко даже представить ситуацию, когда в случае отказа Москвы вмешиваться в украинские дела Крым попросит гарантий безопасности, скажем, у Турции или Евросоюза. А вот положение России, которую просят вмешаться, напротив, выглядит гораздо более запутанным. Как вести себя Москве в этой непростой ситуации?

Скорее всего, политика в отношении «откалывающегося» Крыма должна быть частью политики Москвы в отношении всех украинских регионов, которые сегодня в той или иной форме хотят более тесной кооперации с Москвой. Ведь, скорее всего, Крым будет не одинок в своих просьбах «предоставить гарантии».

Вхождение Крыма в состав Украины отмечали в эти дни и в восточных регионах страны, причем как трагедию, с ряженным в Хрущева актером с надписью «Предатель» на груди. Нет сомнений, что не сегодня завтра от имени общественности восточной части Украины последуют настоятельные просьбы в адрес России не бросить братьев-славян.

В самом этом факте ничего страшного нет, однако проблема в том, что

когда речь заходит о «помощи», то как в России, так и на Украине многие тут же начинают говорить о пресловутом «вводе войск».

Квинтэссенцией этого может служить письмо Луганского округа донских казаков Владимиру Путину: «Обращаемся к вам с просьбой не отдать нас на растерзание западным иродам. А в случае дальнейшего углубления политического кризиса, попыток введения на территорию Украины войск НАТО оказать военную поддержку народу Украины».

Между тем сценарий военного вмешательства России на Украине — худшее, что можно представить. Именно таких неуклюжих, легко уязвимых для критики заявлений и шагов ждут от российского руководства другие участники геополитической схватки за Украину. Образ «возрождения советской империи» и без того весьма популярен сейчас в западных СМИ.

Военное участие Москвы в конфликте между украинским Западом и Востоком неизбежно превратит происходящее в «войну за независимость» со всеми вытекающими международными и внутриукраинскими последствиями. Страна расколота пополам, потому волей-неволей нам придется воевать с тем самым «братским» народом, которому мы вроде бы хотели помочь.

Очки России скорее принесет следование прежней линии, когда, по крайней мере внешне, она не вмешивается в украинские дела: не посылает туда не только войска, но даже и депутатов, предлагает конкретные экономические проекты и финансовую помощь (в том числе и на уровне украинских регионов), пытается объяснить Западу, что сегодня на Майдане заправляют уже экстремисты, а не «мирно требующие перемен украинцы». Как и в случае с Сирией, рано или поздно такая тактика должна сработать и стабилизировать ситуацию.