Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Трафик рака

Где искать средства на развитие отечественной медицины

«Газета.Ru» 05.02.2014, 19:40
РИА «Новости»

Третий день продолжается заочная дискуссия между чиновниками-онкологами Минздрава и благотворительными фондами, кто из них больше дискредитирует российскую медицину. Хотя больше всего ее дискредитирует цифра расходов на здравоохранение в российском бюджете.

В словах главного детского онколога Минздрава РФ Владимира Полякова немало правды — зря его многие, не дослушав, тут же обвинили в людоедстве за призыв не отправлять неизлечимых детей лечиться за рубеж.

Да, в России не хватает детских онкологов, а педиатры, особенно в глубинке, редко сталкиваются с онкологией и не могут вовремя поставить диагноз.

Да, у нас в стране не хватает крупных детских (да и взрослых) онкологических центров и препаратов для лечения рака, в том числе отечественных. А зарубежные дорожают, и денег на их закупку больше прошлогоднего не выделяют, а значит, возможен дефицит. А что такое дефицит лекарств, в том числе обезболивающих, для онкобольных — не пожелаешь узнать никому.

Участники Форума «Движение против рака», открывшегося в среду в Москве, пугают, что онкологическая помощь в России в ближайшие годы может стать еще менее доступной. Хотя и сегодня, по словам выступающих там экспертов, Россия тратит на онкопрепараты меньше €20 на душу населения — это одно из последних мест в цивилизованном мире. А количество поставляемых в аптеки обезболивающих для инкурабельных (неизлечимых) больных составляет 4% от потребности в целом по стране и 10% — в столице. При этом проблемные регионы «мало того что не обеспечивают своих пациентов препаратами, еще и скрывают реальные данные».

Чему удивляться, что при таком положении вещей, когда чиновники скрывают реальную ситуацию с онкопомощью, родители не верят российским врачам, выносящим их детям смертельные диагнозы.

И потому, когда главный детский онколог неосторожно говорит, что не видит смысла отправлять тех, кого российские медики признали неизлечимыми, за рубеж, он тут же получает в ответ: убийца в белом халате, своих-то номенклатура, небось, лечит за рубежом, а нашим тут советует помирать.

Не добавляет доверия словам высокого чиновника и то, что адресует он их почему-то благотворительным фондам, а не главе Минздрава, не председателю правительства, не депутатам Госдумы, которые без лишних дискуссий сверстали бюджет-2014, где расходы на медицину урезаны до 3,7% ВВП. Для сравнения: в США, где, если верить нашим же депутатам, детей разве что не едят, эта цифра приближается к 15%, и ВВП побольше нашего.

Главный детский онколог сердится на фонды, которые собирают гигантские средства, уходящие в карманы зарубежных, а не отечественных врачей. Помогающие развиваться их медицине, а не нашей. Невольно уподобляясь наиболее патриотичным российским депутатам, которые громко призывают покупать отечественное, но редко подают в этом пример.

Деньги фонды собирают на помощь больным детям. И вовсе не всегда эти дети уезжают лечиться за границу — многие лечатся и у нас. Просто за деньги (к сожалению, очень большие, сравнимые с лечением в западных клиниках) сделать это удается быстрее, чем ждать своей очереди на бесплатную помощь. Подробнее об этом, расставив все акценты, написала в своем блоге учредитель фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматова.

Проблема скорее в другом. В отличие от благотворительных фондов, которые работают как альтернативная скорая помощь, в современной России практически не развита благотворительность другого рода.

До революции большинство больниц в стране (как, кстати, и гимназий, университетов, ночлежных домов) строились на пожертвования богатых людей: от членов императорской семьи до известных купцов и промышленников. Только в Москве в середине XIX века на частные средства были построены два десятка крупных медицинских клиник, многие из которых работают до сих пор.

В современной России, которая по числу миллионеров давно догнала вполне развитые страны, в которой зарплаты топ-менеджеров госкомпаний вызывают нездоровую зависть их зарубежных коллег, трудно с ходу вспомнить, кто и когда последний раз помогал «на свои» построить медцентр или хотя бы закупить в больницу дорогостоящее оборудование. На ум приходит разве что Михаил Горбачев, который курирует два онкоцентра в Питере и Москве.

А вот других примеров — вроде той мутной истории с томографами, закупленными для муниципальных больниц в разы больше их реальной стоимости и как-то стыдливо замятой, — куда больше. Именно они вкупе с цифрами российского бюджета, выделенными на здравоохранение, и дискредитируют российскую медицину.