Полет рубля

Насколько опасна девальвация российской валюты

Курс доллара превысил психологическую отметку 35 руб., евро также побил все рекорды и достиг 48 руб. Кажется, что по валютному рынку блуждает призрак кризиса 2008–2009 годов. Хотя особой паники среди населения не наблюдается, возникают вопросы о причинах и следствиях валютного роста и желание спрогнозировать будущее слабеющего рубля.

Начнем с того, что нынешняя динамика курса национальной валюты объективно отражает тренды мировой экономики. Глобальные инвесторы продолжают уходить из активов развивающихся стран, все более пессимистично оценивая их макроэкономические перспективы. Развивающиеся перестают быть драйверами мирового экономического роста. В частности, основная надежда, Китай, демонстрирует затухание темпов роста ВВП и деловой активности. Кроме того, ожидаемое сворачивание программы количественного смягчения (QE) ФРС США предвещает укрепление доллара и заставляет глобальных инвесторов и спекулянтов переводить активы в более надежные гавани — прежде всего в доллары.

Рубль совсем не одинок в своем падении. «Мельчают» дензнаки и других развивающихся стран, также опускаясь до многолетних или исторических минимумов относительно доллара.

С мая 2013 года, когда ФРС заговорила о сворачивании монетарных стимулов американской экономики, аргентинский песо упал к доллару на 35% (и на 22,7% с начала года), турецкая лира — на 22%, бразильский реал — на 18%, индийская рупия — на 15%. В Аргентине уже даже ввели ограничения на покупку валюты — 20-процентный обменный налог при покупке свыше $2 тыс.

Все это в основном объясняется массированным оттоком спекулятивного капитала с этих рынков. Более того, на фоне валют многих развивающихся и ресурсоориентированных экономик в 2013 году валюта России выглядела относительно неплохо. Спасибо значительным золотовалютным резервам, низкому госдолгу и все еще положительному платежному балансу из-за стабильно высоких нефтяных цен.

Но сейчас, видимо, «достало» и рубль. С локального максимума по бивалютной корзине в мае его снижение теперь достигло 15% по бивалютной корзине и 10% по доллару.

В отличие от 2008–2009 годов, российские финансовые власти не проводят масштабных интервенций на валютном рынке, дабы удержать курс (сейчас они примерно в 10 раз меньше, чем пять лет назад). Возможно, пришло понимание: играть против глобальных экономических трендов себе дороже. Пока, как говорится, «игралка» еще не выросла. Тогда, чтобы затормозить падение национальной валюты в условиях обвала нефтяных цен, ЦБ «спалил» на интервенциях свыше $200 млрд, но рубль все равно резко подешевел в начале 2009-го.

Кроме того, тренд по удешевлению валют развивающихся рынков и, соответственно, рубля в общем-то выгоден государству, по крайней мере если девальвация будет постепенной и плавной. Это удешевляет гособязательства — внутренний долг и бюджетные расходы.

Более дешевый рубль на руку и экспортерам (расходы в рублях, доходы — в валюте), а также компаниям, конкурирующим с импортом. Вот и министр экономического развития Алексей Улюкаев из Давоса заявляет, что «баланс по году скорее в пользу некоторого ослабления рубля». При этом он отмечает, что это ослабление окажет «позитивный эффект через снижение издержек, которые у нас недопустимо высоки, и повышение конкурентоспособности ряда производств», имеющих устойчивую производственную базу. С ним согласен руководитель направления анализа денежно-кредитной политики, банковской системы и финансовых рынков Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Олег Солнцев — нынешний курс, сложившийся под влиянием текущей конъюнктуры, вполне нормален.

Дополнительная продажа валюты Центробанком с целью поддержать рубль привела бы к дополнительному «сжатию ликвидности» в банковской системе (изъятию рублей), а это сейчас крайне нежелательно. Напротив, контролируемый рост ликвидности способен оживить полузадушенную строгой кредитно-денежной политикой ЦБ отечественную промышленность.

Правда, вряд ли надежда на возрождение отечественного производителя сильно утешит граждан, которые столкнутся с побочными эффектами даже «плавной» девальвации. Самый заметный из них — это удорожание импорта и, соответственно, инфляция на импортные товары, доля которых в стране чрезмерно велика.

Те, кто регулярно посещает условную «Азбуку вкуса», должны быть морально готовы в этом году к увеличению среднего чека на 20–25%. Особенно явственно следствия девальвации проявятся, скажем, в поездках по Европе или при покупке дорогостоящей импортной техники.

Однако слабый рубль делает беднее не только любителей дорогих товаров. Поскольку доля импорта в экономике России велика, негативное воздействие ослабления рубля касается каждого, кто посещает обычный продуктовый магазин или приобретает отечественный товар, в производстве которого использовались импортные компоненты. Напомним, в 2012 году доля импорта говядины составляла 62%, свинины — 37%, сыров — 48%, автомобилей — 39%, лекарств и БАД — 80%.

Эксперты сходятся в том, что довольно сложно прогнозировать дальнейшую динамику рубля, рассчитав его фундаментально «справедливый» курс. Так, согласно известному «индексу бигмака», или по паритету покупательной способности, рубль недооценен по отношению к доллару раза в два. Но вряд ли стоит ждать такого укрепления. Подобная «недооцененность» вообще характерна для валют развивающихся стран. В развитых странах иная структура экономики, выше ее монетизация, соответственно, выше объемы доходов и расходов и стоимость жизни.

Более четкие ориентиры могут дать нефтяные цены. В феврале 2009 года нефть марки Brent стоила около $45 за баррель, сейчас, при том же рубле, — $107. Это новое соотношение достигнуто из-за ухудшения счета текущих операций платежного баланса по причине опережающего роста импорта товаров и услуг и увеличения платежей по внешнему долгу государства и частного сектора при стагнации экспорта, отмечает аналитик Альфа-банка Дмитрий Долгин. После кризиса мы «проедаем» текущий счет.

С учетом того, что в последние месяцы Центробанк рубль поддерживал, даже нынешний его курс можно оценить как завышенный.

С начала июня 2013 года, когда ЦБ начал проводить валютные интервенции, в рамках стандартных процедур он продал порядка $30 млрд, что эквивалентно доходам, которые Россия получила бы от дополнительных $10 за баррель, что означает: национальная валюта сейчас сильнее к доллару на 1,5 руб. относительно уровня, который был бы достигнут без интервенций, подсчитывает Долгин.

В дальнейшем, при окончательном переходе к инфляционному таргетированию, Центробанк не будет влиять на движение валютных котировок. Это должно снизить спекулятивную составляющую формирования курса рубля, и курс перестанет быть важным макроэкономическим индикатором, эта роль должна перейти к процентной ставке.

Краткосрочное движение рубля оценить сложнее. Большинство аналитиков прогнозировали ослабление национальной валюты в 2014 году, но рубль уже сейчас опередил ожидания многих из них. Кто-то, как Goldman Sachs, в ответ на это еще больше понизил прогноз курса на ближайшую перспективу, кто-то считает, что рубль свое пока «отпадал» и в феврале может укрепиться. Но это укрепление вряд ли будет серьезным.

Остается только порадоваться за иностранных туристов, собирающихся на Олимпиаду в Сочи. Американцы и европейцы получают специальную курсовую скидку.

А жителям России, похоже, ловить движения курсов уже поздно. Тем, у кого нет больших сбережений, в подобных ситуациях можно посоветовать, словами бывшего главы ЦБ Виктора Геращенко, «не дергаться». А для тех, у кого они есть, продолжает быть актуальным принцип диверсификации активов. Часть в рублях, часть в тех же долларе и евро. То на то и выйдет.