Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Уважайте труд уборщиц

Токарь-политик из ЕР и ОНФ предложил унижать нарушителей УК мытьем туалетов

«Газета.Ru» 03.10.2013, 20:24
Репетиция номера с российскими флагами челябинского шоу-балета «Инфанта» Никита Стародубцев/u74.ru
Репетиция номера с российскими флагами челябинского шоу-балета «Инфанта»

ОНФ советует дополнить список наказаний за надругательство над государственными символами обязательными работами. Они, по мнению членов организации, воспитают в провинившихся патриотизм, а именно — заставят их чувствовать «стыд и унижение».

Скандал со стрип-танцами с использованием государственного флага, перешедший в уголовную плоскость, теперь приобрел еще и политическое измерение. Известный токарь-депутат Валерий Трапезников от лица «Объединенного народного фронта», в актив которого он входит, предложил дополнить санкции, предусматриваемые ст. 329 УК (надругательство над гербом или флагом Российской Федерации) обязательными работами. С целью применить их к танцоркам.

Любопытно, что, будь инициатива Трапезникова реализуема (следствие уже взялось за девиц и вряд ли станет дожидаться новаций от законодателей), это в действительности было бы даже некоторым послаблением провинившимся. В нынешней редакции статья о надругательстве над символами грозит лишением или ограничением свободы, арестом, принудительными работами. И почти все эти санкции (кроме разве что ограничения свободы) более жестоки, чем обязательные работы, то есть бесплатный общественный труд в свободное от основных занятий время, не предполагающий, в отличие от принудительных работ, ни возможности перемещения осужденного с постоянного места жительства, ни потери им основного заработка.

Но Трапезников, судя по всему, вовсе не хотел никаких поблажек для провинившихся танцовщиц. Он потребовал отправить их на 200 часов каждую «мыть туалеты в Челябинске на вокзале», с тем чтобы они испытали «стыд и унижение».

Оставим в стороне вопрос о том, кому действительно нужно вменять ответственность за дурацкую хореографическую идею (тем более глупую, что идея-то была вовсе не глумливая, а патриотичная, просто это был патриотизм для клиентов стрип-шоу), — а это уж, конечно, не стриптизерши, делавшие ровно то, что им велело руководство и хотели видеть гости заведения. Барышни просто попали под раздачу. Можно не останавливаться подробно и на том, каких размеров стала достигать в последнее время бдительность органов и граждан, в особенности по вопросам нравственности и морали.

Самое любопытное тут, пожалуй, — это отношение токаря с 50-летним стажем к труду.

Вообще говоря, наказания в современной исправительной системе совершенно не направлены на то, чтобы наказуемые «испытывали стыд и унижение». Преследование подобных целей сегодня справедливо квалифицируется как дикость и варварство. Порка, позорный столб и прочие издевательства считаются, во всяком случае в парламентах и судах, атрибутом мрачного Средневековья. Однако Трапезников строит свой политический образ как образ человека простого и, вероятно, считает, что может себе позволить несколько архаичные представления о правосудии. А использующие этот его образ политические деятели более высокого ранга, очевидно, полагают такую простоту полезной для работы с массами.

Обязательные работы как вид наказания имеют в виду, что провинившиеся граждане возмещают обществу ущерб, вкладывая свой бесплатный труд в какое-нибудь полезное дело. И если такое дело физически грязное, это вовсе не означает, что оно постыдно. И вот тут мы сталкиваемся действительно с серьезной проблемой. По мнению настоящего трудового человека, рабочей косточки, мыть вокзальный туалет — это испытывать стыд и унижение. Такое отношение знакомо многим — и служившим, и сидевшим, и, к сожалению, не сидевшим и даже не служившим. Оно, к сожалению, является частью нашего культурного багажа.

Состояние вокзальных (и не только вокзальных) туалетов напрямую, между прочим, зависит от этого багажа. Впрочем, не только туалетов, но и много чего еще, что могло бы быть почищено и починено. Да вот только стыдно и унизительно этим, оказывается, заниматься.