Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Премия из-под палки

Работа российских силовиков представляет собой соревнование карателей

«Газета.Ru» 08.08.2013, 19:58
Михаил Метцель/ИТАР-ТАСС

Анекдотическая история таможенников, подделавших контрафакт ради премии, — частный случай старой и совершенно не смешной практики оценки силовиков по «палочной системе». Единственным показателем успешной работы в правоохранительных органах является количество репрессий, что стимулирует бесконечную фабрикацию дел и наказание невиновных.

Казус с высокопоставленными сотрудниками Московской таможни, безусловно, носит анекдотический характер. Замначальника этой таможни Алексей Павлов и два его подчиненных — подполковник Игорь Сироткин с начальником отделения защиты прав интеллектуальной собственности Алексеем Митрохиным — сговорились выписать сами себе премию. Для этого Сироткин и Митрохин отправили по почте наклейки с эмблемой Олимпиады в Сочи, сами же их перехватили, определили контрафакт и написали начальнику рапорт о своем служебном рвении. А тот выписал денежное вознаграждение в 182 693 рубля. Следственный комитет сообщает об изобличении преступников, обвиняет их в превышении должностных полномочий, Федеральная таможенная служба специально отмечает, что преступление было раскрыто по ее наводке. Если эта история сама по себе и может о чем-то свидетельствовать, так только о копеечных, идиотических шалостях сотрудников силового ведомства, привыкших, наверное, к тому, что все им сходит с рук.

Подделка контрафакта ради премии — это все-таки верх абсурда, и трудно представить себе офицеров, которые этим занимаются. Однако вот они.

Проблема в том, что смех смехом (хотя пойманным, наверное, сейчас и не до веселья), а казус с таможенниками — лишь вершина айсберга, часть обширных практик, повсеместно распространенных в отечественных органах по поддержанию правопорядка. Эти таможенники залезли в премиальный фонд, но они хотя бы поломали на этом только свои судьбы. Другое дело, что как-то страшно представить себе, что же представляло собой исполнение ими своих служебных обязанностей во множестве других случаев и сколько импортеров или экспортеров должны были терпеть издержки, чтобы соответствовать стандартам поведения, свойственным чиновникам такой квалификации.

Однако это, в конце концов, именно что издержки. Граждане и компании тут теряют деньги, веру в государственные инстанции, вынужденно способствуют коррупции и казнокрадству — ну, в конце концов, для кого же секретом являются таможенные аппетиты? Но в нашем случае главным оказывается то, что за галочку в графе отчетности о перехваченной партии контрафакта полагаются служебные последствия (вначале приятные, а потом, как выяснилось, неприятные). Именно оценка компетенции силовика по количественным показателям сделала всю эту схему возможной в принципе. И с теми же представлениями о критериях успешности собственной профессиональной деятельности работают и другие силовики.

Ради отчетности, чаще даже не за поощрение, а чтобы избежать начальственных наездов, фальсифицируются и вешаются на неповинных уголовные дела, люди из беззащитных слоев населения становятся иногда предметом откровенного сговора: на кого повесить вокзальную кражу? На задержанного за отсутствие регистрации, например. Известны случаи торговли «терпилами» для закрытия отчетности. И так далее. А это уже совсем не смешно.

Про пороки «палочной системы» в последние годы начальство говорит много и горячо. Искоренить ее обещают руководители Министерства внутренних дел — ведь именно его сотрудники способны сильнее всего покалечить жизни попавшихся им под руку неудачников при доведении показателей до нужного уровня. Проблема в целом, нельзя сказать, чтобы не осознается. Но решить ее не получается.

На самом деле нет особой разницы, о каком силовом ведомстве речь: в МВД, ФТС, у налоговиков, в ФСКН — везде по-прежнему вознаграждают за валовые цифры по пресечению преступлений, объему конфиската или поступлению средств в казну. То есть действуют в рамках «палочной системы». Настоящая суть процесса одна: при таком устройстве репрессивных органов у государства нет иного инструмента для оценки эффективности их деятельности, кроме как измерить количество репрессий. Проповеди о том, что будут якобы введены другие системы отсчета (например, социологические данные), откровенно говоря, обречены проповедями и остаться. Централизованное, направленное на карательную функцию внутреннее устройство этих органов остается незыблемым принципом. А раз так,

соблазн доказать начальству, что как каратель ты самый лучший, остается непреодолимым.

Ведь в реальной жизни только такие доказательства и будут учтены при поощрении по службе. Ну или если зарвешься и сглупишь — станут поводом для анекдота.