Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Учебник истории может быть либо единым, либо честным»

Николай Сванидзе об утопичности создания единого учебника истории

Николай Сванидзе 23.03.2013, 13:01
AEJ

Президент ставит задачу сделать учебник истории, который станет предметом всенародной гордости. А гордость у власти ассоциируется исключительно с победами и достижениями. Но такой истории нет ни у одной страны мира. А значит, ложь при подобной постановке задачи неизбежна.

«Газета.Ru» продолжает публикацию экспертных мнений об идее написания единого учебника истории России. О непреодолимых противоречиях и неверной постановке задачи рассуждает историк, журналист, член Общественной палаты и президентского совета по правам человека Николай Сванидзе.

— Я отношусь к идее создания единого учебника истории без оптимизма. Я не верю, что может быть создан единый учебник хорошего качества. Потому что либо он не будет единым, либо он будет лживым. Единый и нелживый учебник мне представляется утопией.

Президент заговорил о создании такого учебника на заседании совета по межнациональным отношениям. И под единым учебником он имел в виду учебник для всей страны, который будет воспринят как достоверный и в Москве, и в Грозном. Значит, этот учебник должен быть честным. То есть там в том числе должна быть сказана правда о депортации вайнахских и других народов во время Великой Отечественной войны. С другой стороны,

из высказываний президента ясно, что ему нужен такой учебник истории, благодаря которому нашей страной можно гордиться. Стране нужны герои, нужны победы, нужно героическое прошлое. А это плохо сочетается с реальной историей.

Мы это уже проходили в 1934 и в 1949 годах, когда ко дню рождения Сталина был заказ на учебник истории, которым можно гордиться. Ветераны и государство хотят, чтобы предметом гордости были только победы. Но такой истории нет ни у одной страны мира. А значит, ложь при такой постановке задачи неизбежна.

Ведь если даже не уходить далеко во времена монголо-татарского ига, а брать историю XX века, там довольно много поражений в войнах, которые мы вели. Русско-японская война – поражение. Первая мировая война, по факту, страшное поражение, которое выразилось в Октябрьском перевороте. Финская война – реальное поражение, потому что задача захватить Финляндию выполнена не была. Вторая мировая – это победа, но какой ценой?! Когда у победителя потери в пять-семь раз больше, чем у побежденной стороны? Потом корейская война, в которой мы воевали вместе с Китаем против Америки, закончилась ничем. А в афганской войне мы опять потерпели поражение. Вот как в таких условиях сочинять патриотический учебник? Врать о победах? Врать о том, что советский период был периодом ослепительных достижений и побед? Как тогда объяснить, почему Советский Союз рухнул? Обвиним ЦРУ и Горбачева с Ельциным?

Поэтому получается, что либо учебник будет честен, но тогда он не будет предметом для гордости, либо он будет лжив, но его не будут воспринимать одинаково по всей стране.

Для подготовки такого учебника будет собрана группа профессионалов, его писать будут, конечно, не политики, а квалифицированные историки. Но и в этой идее заложен конфликт. Говорят, что у трех юристов четыре разных мнения. У историков взгляд на события, например, XX века еще более противоречивый. И к единому мнению они не придут – все закончится спором и шумом.

В этой ситуации трудно себе представить и создание фактологического учебника без оценок и интерпретаций. Потому что набор фактов — это как верстка передачи новостей на телевидении: все правда, но как расставить акценты. Ведь отбор и порядок фактов — это тоже почва для искажения. Да и бессмысленно предлагать такой учебник школьникам: они не смогут в нем разобраться.

Кроме того, есть еще один момент, самый важный. Качество образования зависит в меньшей степени от учебника и в большей — от класса учителя. Потому что, если бы я был школьным учителем, я бы просмотрел учебники, но отставил их в сторону.

Я бы рассказывал в школе ту историю, какую я хочу до них донести. Я бы хотел научить детей гордиться своей историей и страной. Но не потому, что она вся гламурная, гладкая и состоит из побед. А как раз потому, что она трагичная, багрового цвета, она тяжелая и мало какой народ может похвастаться такой драматичной историей.

Вот такую историю я хотел бы, чтобы дети полюбили. И учебник в этом был бы мне только помехой. Но люди, которые могут ставить перед собой такую задачу, они, к сожалению, в школах не преподают. И вот это действительно проблема нашего образования.

Беседовала Мария Цыбульская