Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Нефть уже не спасает

Игорь Николаев о том, что, несмотря на высокие нефтяные цены, российская экономика приближается к рецессии

Игорь Николаев 20.02.2013, 13:20
Евгений Дудин/Коммерсантъ

Январское падение промышленного производства в России — первое явное доказательство того, что дела в экономике обстоят вовсе не так благополучно, как пытаются представить власти.

Это было весьма симптоматично: в один и тот же день премьер-министр Дмитрий Медведев на Красноярском экономическом форуме вновь заявил о необходимости и реальности пятипроцентного экономического роста, а Росстат отчитался о падении промышленного производства в январе 2013 года на 0,8% к январю 2012 года и на 11,8% к предыдущему месяцу — декабрю 2012 года (такого не было с октября 2009 года).

Да, промышленность — это еще не вся экономика, но все-таки это ключевой вид экономической деятельности, и он в минусе.

Как так получилось, что пожелания о более высоких темпах роста все меньше соответствуют действительности?

Почему при ценах на нефть под $120 за баррель экономика все более очевидно приближается к рецессии?

Последнее, как это ни печально, означает одну малоприятную вещь: российскую экономику уже не спасают даже высокие цены на нефть. А ведь именно это было ключевым фактором нашего относительного экономического благополучия в 2000-е годы.

Что, опять кто-то виноват? ВТО, может быть, куда мы не успели вступить, как стали бороться с этой организацией в трогательной заботе о судьбе отечественных товаропроизводителей?

Как насчет отечественного потребителя? Не забыли? А то ведь такое впечатление, что существует явное недопонимание простой истины: рыночная экономика — это экономика потребителя, именно этим она отличается от командно-плановой экономики, которой был присущ диктат производителя (что произвели, тому и будьте рады в условиях тотального дефицита).

Неприятность ситуации в том, что помимо разворота от какого-никакого экономического роста к падению, что само по себе уже нехорошо, но не фатально, сформировался целый ряд негативных факторов, которые будут предопределять наше экономическое развитие на ближайшие годы.

И в большинстве своем эти факторы не извне привнесенные, а внутренние, рукотворные — те, которые являются «заслугой» непрофессионализма и безответственности экономической политики последних лет.

Все-таки начнем с того, что зависит далеко не только от России. Состояние мировой экономики и в особенности экономики еврозоны остается, мягко выражаясь, неопределенным. Понятно, что для России это означает падение внешнего спроса, и прежде всего на энергоносители.

Все остальные факторы, которые ограничивают успешное противостояние внешнему экономическому негативу, это уже собственные «заслуги».

Растущая налоговая нагрузка. С начала нынешнего года выросли социальные страховые платежи для работников тяжелых и вредных производств, а также для т. н. самозанятого населения (индивидуальных предпринимателей в первую очередь), НДПИ, акцизы, налог на имущество и т. д.

Непомерные расходы на разного рода мегапроекты типа АТЭС во Владивостоке, зимней Олимпиады в субтропическом Сочи, чемпионата мира по футболу 2018 года и т. п. Это неверно, что в фантастических 1,5 трлн рублей на Олимпиаду огромная часть — это расходы бизнеса, а потому все нормально. Разве нормально, когда бизнес заставляют фактически потратить сотню-другую миллионов долларов на сооружение того или иного олимпийского объекта, который наверняка будет неокупаемым? Именно поэтому уже сегодня некоторые дальновидные бизнесмены готовы отдать все это «добро» государству, чтобы хотя бы потом не нести бремя издержек на содержание олимпийских объектов.

Неправильные приоритеты федерального бюджета, огромный удельный вес в его расходах затрат неснижаемого характера. Это действительно неснижаемые расходы. Власти же не скажут, к примеру, военным, мол, погорячились, с кем не бывает, когда пообещали многотриллионные расходы на оборону.

Неразбериха в проведении важнейших реформ, и в первую очередь в пенсионной. Власти никак не могут определиться, что и как они будут делать. Но в одном из ключевых положений касательно той же пенсионной реформы они определились: накопительную компоненту они как минимум будут урезать. И это совсем не лучшее «определение».

Нереалистичность целевых социально-экономических показателей развития.

Показатели, которые были утверждены в пакете президентских указов от 7 мая 2012 года, не просто нереалистичны, они вызывающе нереалистичны. Спрос за выполнение такого рода показателей уже привел, а дальше будет только хуже, к нервозности в действиях властей.

Понятное дело, что никто не хочет быть виноватым. Нынешнее правительство не проработало и года, а уже есть и скандальные отставки, выговоры и т. п. Справедливости ради хотелось бы заметить, что в срыве показателей не всегда виноват тот, кому это поручается. Когда показатели, что называется, «с потолка», вопрос к вышестоящей власти, их установившей.

Ну не советский же народ и даже не правительство виноваты в том, что к 1980 году коммунизм в СССР так и не был построен.

Неэффективность, показушность в решении таких важнейших проблем, как коррупция, недостаточный уровень конкуренции в экономике, инвестиционная непривлекательность и т. п. Что касается той же коррупции, которая «почему-то» тотально пронизала все и вся, то власти с ней не учли простую истину: когда начинается демонтаж одной из основ отстроенной системы, это надо делать не показухи ради, а решительно и эффективно, начиная с себя. И еще должна быть обеспечена системность, чего, к сожалению, и в помине нет.

Уже перечисленных выше факторов более чем достаточно, чтобы не быть уж слишком оптимистичными в оценке перспектив экономического развития России на ближайшие годы. А ведь это еще далеко не все (взять, к примеру, перспективы сланцевых нефти и газа и чем это грозит России).

Так что январское падение промпроизводства в России — это первое явное доказательство того, что не все так благополучно, как нам это дело пытались представить.

Автор — директор департамента стратегического анализа компании ФБК.