Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

В постели с государством

Полицейское государство из политической метафоры становится повседневной практикой, не имеющей никакого отношения к политике

«Газета.Ru» 20.02.2013, 18:22
Прописка возвращается в самом радикальном, сталинском изводе Владимир Веленгурин/ИТАР-ТАСС
Прописка возвращается в самом радикальном, сталинском изводе

В России все более откровенно возрождают сталинский институт прописки, фактического крепостного права. Таким образом власть намерена контролировать личную жизнь каждого человека, а отнюдь не только тех, например, кто выходил на уличные акции протеста.

Столичные власти решили заняться выявлением граждан, проживающих в московских квартирах без регистрации, не дожидаясь принятия так называемого федерального закона о «резиновых квартирах». Департамент ЖКХ и благоустройства московского правительства разместил на своем официальном сайте методические рекомендации:

управляющим компаниям совместно с участковыми и понятыми из числа обычных граждан предписано не реже двух раз в месяц обходить квартиры в поисках не прописанных в них жильцов.

В мэрии придумали поистине иезуитское объяснение этой меры — необходимость «оптимизации учета водопотребления». То есть формально от новой идеи столичных властей можно будет откупиться либо взяткой, либо установкой водного счетчика.

Сам закон о «резиновых квартирах» уже принят Госдумой в первом чтении 15 февраля. Документ был внесен администрацией президента — то есть сомнений в его окончательном принятии нет, разве что президент вдруг передумает. Законопроект вводит понятие фиктивной регистрации и устанавливает за нее уголовную ответственность для россиян и иностранных граждан. Наказание составит от 100 тысяч до 500 тысяч рублей или лишение свободы до трех лет. Под фиктивной регистрацией разработчики закона понимают постановку на учет по ложным документам, либо без намерения граждан проживать в данных жилых помещениях, либо без намерения владельца жилья предоставить его для проживания.

Также законопроектом вводится административная ответственность для граждан России, которые живут в квартире или доме без регистрации. Для жильцов предусмотрен штраф от двух тысяч до пяти тысяч рублей, для хозяев — от двух тысяч до семи тысяч рублей.

Этот закон сразу был воспринят гражданами как попытка возродить сталинский институт прописки, хотя официально власти пытались убедить в обратном.

Однако инициатива московских властей явно свидетельствует о том, что вместо полной отмены варварской, противоречащей самому ходу современной жизни практики учета населения через систему обязательной регистрации по месту жительства режим хочет вообще принудить людей жить по месту регистрации. То есть вернуться к пресловутой прописке.

Политически рекомендации департамента московского правительства являются нарушением права на неприкосновенность жилища. Экономически прописка снижает и без того низкую мобильность российского населения.

А также создает дополнительные основания для бытовой коррупции — нет сомнений, что найдутся желающие просто откупиться от последователей товарища Швондера из булгаковского «Собачьего сердца».

В стране, где, с одной стороны, персональные данные граждан постоянно оказываются в открытом доступе, а с другой, государственные учреждения патологически не способны вести нормальные базы данных и наладить обмен сведениями из этих баз друг с другом, легче действовать методами полицейского государства.

В этом смысле рекомендации московских властей очень показательны.

Граждане, которые считали, что запретительный раж, охвативший российскую власть в последние месяцы, все эти юридические попытки прикрыть нелояльные НКО как иностранных агентов, ужесточение законодательства о митингах, запреты белых ленточек, касаются только оппозиционеров, жестоко ошиблись.

Власть, похоже, вознамерилась контролировать, причем самыми пещерными методами, личную жизнь всех без исключения граждан независимо от степени их политической активности и продвинутости. Тезис «если вы не занимаетесь политикой, она займется вами» подтверждается в очередной раз. Управдом уже был «лучшим другом человека» в советские времена. Теперь, на новом витке российской истории, эти времена возвращаются— «управдом» станет лучшим другом самой власти.

Так полицейское государство из политической метафоры становится повседневной практикой, не имеющей никакого формального отношения к высоким политическим материям. Впрочем, возвращение Швондера вполне логично — все начиналось с охоты на «профессоров Преображенских», а закончиться может откровенным торжеством шариковых, на которых сделана ставка с самого начала третьего путинского срока и которых, как и всех остальных, власть хочет держать на коротком поводке.

В результате политическая реакция обращается реакцией бытовой. Иначе не бывает: государство, вознамерившееся контролировать политические взгляды граждан, обязательно залезает в их жилища и постели.