Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Закон Полишинеля-Пехтина

Разрыв между политической позицией и личной практикой Владимира Пехтина останется в памяти при любом исходе проверки

«Газета.Ru» 15.02.2013, 15:59
Уверенность в том, что любой компромат можно проигнорировать - напрасна Сергей Карпов/ИТАР-ТАСС
Уверенность в том, что любой компромат можно проигнорировать - напрасна

Занявшись по воле Кремля «национализацией элиты», лоялистский политический класс сам себя выставляет на посмешище.

Собратья-единороссы, а также источники в президентской администрации надеются, что Владимиру Пехтину не дадут стать жертвой скандала с американской недвижимостью, якобы ему принадлежащей: он на слишком хорошем счету у высшего начальства. Но их уверенность в том, что любой компромат можно безболезненно проигнорировать, говорит лишь о слабости их контакта с окружающей действительностью.

Ведь даже и сам Пехтин не стал опровергать информацию о трех объектах своей семейной недвижимости во Флориде общей стоимостью больше $2 млн, опубликованную в блоге Алексея Навального. Путаные объяснения главы думской комиссии по этике сначала представляли единственным их владельцем его сына Алексея Пехтина, а затем видоизменились: Пехтин-старший вроде бы признал, что Пехтин-младший все-таки вписал его в совладельцы, однако сделал это без спросу.

Тем самым конфигурация пехтинских оборонительных линий с самого начала оказалась весьма невыгодной. Даже если дружественное разбирательство и придет к выводу, что Владимир Пехтин не является собственником вышеупомянутых апартаментов и земель (или является, но сам того не ведая), все равно зрелище почти не потеряет в своей выразительности.

Можно даже и не задаваться вопросом, каким образом Пехтин-младший вдруг сделался миллионером в Соединенных Штатах. Для осуществления «американской мечты» там полно легальных возможностей. Допустим, торговля гамбургерами в фастфуде. Или, скажем, биржевые спекуляции.

Гораздо интереснее открывшийся публике разрыв между политической позицией и личной практикой Пехтина-старшего.

Независимо от того, записан он собственником хором в Майами или не записан, но семейная его стратегия нацелена на укоренение и преуспеяние в Америке, а не в России. Как политический деятель Владимир Пехтин – усердный проводник кремлевского плана «национализации элиты», неподкупный противник «вашингтонского обкома» и человек, глубоко убежденный, что российских сирот ни в коем случае нельзя отдавать кровожадным американцам. Зато как отец он исходит из того, что Соединенные Штаты – очень даже подходящее место для обучения и последующего делового процветания его собственного сына.

Бросается в глаза и сходство почерка, практикуемого на старой и новой родине. Недавно выяснилось, что Владимир Пехтин и его родственники стали собственниками нескольких дорогостоящих земельных участков в Приморском районе Санкт-Петербурга. Причем стремление их расширить и слить воедино сам Пехтин объяснял желанием сконструировать «родовое гнездо», а его критики – подготовкой к «возможным спекулятивным операциям». После этого скупку им самим или членами его семьи нескольких соседствующих объектов недвижимости во Флориде обыденный зритель, со свойственной ему бестактностью, легко истолкует как намерение свить «родовое гнездо» № 2.

Все эти детали останутся в памяти людей, даже если и будет официально объявлено, что никаких законов шеф думской комиссии по этике формально не нарушил.

Предположения коллег Пехтина относительно того, что скандал можно просто закрыть приказом свыше, дополненным соответствующей кампанией в казенных СМИ, выдают лишь их непонимание общественных настроений. Рядовые люди предубеждены против должностных лиц, заранее подозревают их во всех грехах, а уж если эти подозрения подкреплены такими красочными подробностями, то они от них уже не откажутся.

Казалось бы, куда проще поступить по-другому. Воспользоваться этим казусом, чтобы подать сигнал, что борьба за патриотизм в рядах бюрократии воспринимается Кремлем всерьез. Признать, что специалист по этике и в самом деле малость проштрафился, пожурить его и задвинуть куда-нибудь в задние ряды, или даже по собственному желанию отпустить из Думы на отдых, в какое-либо из благоприобретенных «родовых гнезд». Ведь даже если обвинения в его адрес полностью справедливы, то допущенные им нарушения (при условии, что в них не станут слишком пристально вглядываться) не так уж и страшны: это лишь сокрытие своих американских сделок от декларирования, скорее политический и моральный позор, чем криминал.

Но в том-то и проблема, что остановиться на одном «деле Пехтина» в этом случае будет непросто.

Разумеется, уходящие на Запад коммерческие и семейные интересы нашей «национализирующейся элиты» — секрет Полишинеля. Но пока это во всей своей конкретности не признано официально, остается простор для лицемерия и взаимного игнорирования грехов.

Признание грехов Пехтина сразу поднимет на новый уровень целую серию сходных скандалов. Ведь, как назло, именно приглянувшаяся ему Флорида, а вовсе не курорты Северного Кавказа, стала местом, где обретают недвижимость слишком многие его собратья по борьбе с американским влиянием.

Владислав Третьяк, некогда суперзвезда хоккея, а ныне послушнейший депутат-единоросс, опровергая сообщения в блоге Андрея Мальгина, прибегает к пехтинской технике защиты и утверждает, что отдал свою квартиру в Майами дочери. Мальгин в ответ публикует сканы документов, подтверждающие, по его мнению, что владельцем этой незадекларированной американской собственности остается именно Третьяк.

А недавно появилось сообщение, что там же, в Майами, совладельцем двух квартир является видный сенатор Михаил Маргелов. Опровержения пока что сводятся к тому, что речь может идти о другом человеке с теми же именем и фамилией. Установить, так это или нет, будет нетрудно. Открытость западных и особенно американских реестров собственности сослужила плохую службу нашей «национализирующейся элите», для которой приобретение западной недвижимости и западных активов, а также эвакуация туда детей, а то и семей почти в полном составе являются нормой жизни.

Бездумно поддержав кремлевский проект «безнаказанность в обмен на патриотизм», бюрократия взвалила на себя задачу, которую заведомо не может и не хочет выполнить, да еще и выставилась на общее посмешище. Утопичность первоначальных своих планов частично осознана даже Кремлем. Новейший исходящий от Путина законопроект смягчает первоначально намеченные кары за владение иностранными счетами и позволяет госслужащим сохранить зарубежную недвижимость.

Вся эта кампания изначально была насквозь фальшива. Коррупция происходит не там, где тратят неправедно приобретенные деньги, а там, где их присваивают.

Коррупционер, расходующий наворованные богатства на сооружение хором в окруженных охраной «элитных поселках» Подмосковья, ничуть не полезнее для общества, чем приобретатель апартаментов с видом на Атлантический океан.

Испытанные и успешно работающие процедуры контроля вовсе не культивируют запретов. Они культивируют честность. Скажем, в Южной Корее госслужащие, а также и ближайшие их родственники, включая совершеннолетних детей, обязаны отчитаться о любом своем имуществе, включая заграничное, которым они «реально владеют или распоряжаются вне зависимости от формального владельца» .

Внедрение таких правил у нас не означало бы никакого автоматического отъема собственности, но заставило бы того же Владимира Пехтина и большинство его коллег рассказать о себе много такого, чего они почему-то не хотят раскрывать.

Оздоровление руководящего класса не может осуществиться путем крикливой казенной кампании, как насаждались когда-то кукуруза или квадратно-гнездовой метод посадки картофеля. При той невероятной роскоши, которой окружили себя высшие должностные лица, при том клановом протекционизме, который они исповедуют, их призывы к добродетельной жизни никогда не будут приняты чиновничеством за чистую монету. А невозможность для граждан через выборы сместить с должностей заведомых коррупционеров только накаляет общественную атмосферу, не давая ей путей для разрядки.

И пока это так, кампания по исправлению нравов бюрократии только заставляет эту бюрократию усиливать градус лизоблюдства и проводить время в интригах, в подставлении ножек друг другу, а также в растерянных раздумьях, можно ли держать ящик Пандоры открытым только для провинившихся перед Кремлем должностных лиц, а для всех прочих считать его надежно запечатанным.