Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вернись, я все прощу

Смысл запрета на зарубежные счета чиновников — в возвращении на родину административной ренты

«Газета.Ru» 12.02.2013, 18:13
Новый вариант законопроекта о запрете зарубежных счетов не так уж суров iStockPhoto
Новый вариант законопроекта о запрете зарубежных счетов не так уж суров

Внесенный президентом законопроект о зарубежных вкладах российских чиновников гораздо мягче изначального депутатского варианта, уже прошедшего первое чтение. Он больше подходит не для борьбы с коррупцией, а для репатриации как честно, так и нечестно заработанных средств.

Владимир Путин внес в Думу проект закона, запрещающего чиновникам, депутатам, высшим управляющим госкомпаний, их супругам и несовершеннолетним детям «открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, и иметь ценные бумаги иностранных эмитентов». Он значительно мягче ранее прошедшего первое чтение законопроекта за авторством депутата Вячеслава Лысакова, и, очевидно, принят будет именно путинский вариант.

Вариант Лысакова запрещал бюрократам иметь за границей недвижимость, а за нарушение закона предусматривал большие штрафы и даже лишение свободы. Вариант Кремля недвижимость не запрещает, а единственная предусмотренная в нем санкция — лишение нарушителя должности.

Совершенно незачем считать, что из-за своей мягкости путинский проект хуже. Он вполне способен, в сочетании с другими мерами, стать элементом системы по борьбе с коррупцией. Насколько он — тем более он один — может способствовать реморализации элиты, вопрос, конечно же, более чем спорный. Но, во всяком случае, это шаг вроде бы в верном направлении. Хотя странно, что в его обосновании указываются в первую очередь «интересы национальной безопасности», а угроза, которую он несет покушающимся на нее, прямо скажем, невелика.

Вызывает недоумение, почему этот шаг сделан только сейчас. Ничего сложного в нем нет, потрясения основ он не произведет. Вводимые запреты можно будет обходить вполне цивилизованными способами — переводя управление затронутыми активами в траст. Обойдется дороже, но за удовольствие надо платить. Повысится прозрачность — но информация о зарубежных активах бюрократов останется в распоряжении властных структур, которые если и «сольют» что-то в прессу, так только в рамках собственных интриг. Так что вполне можно было не ждать годами, а принимать этот акт сразу, как только Путин понял, что слишком многие его подчиненные держат капиталы за рубежом.

При этом финансово-экономическое обоснование кремлевского проекта весьма кратко: принятие закона «не потребует дополнительных расходов из федерального бюджета». Это, скорее всего, означает, что никаких специальных структур, уполномоченных вторгаться в деликатную сферу номенклатурного денежного обращения, создаваться не будет. Что, конечно, является показателем того, как этот закон будет использоваться — выборочно и по специальному указанию.

Но в любом случае этот законопроект, отдельно от других необходимых мер, не решит никаких проблем, кроме, разве что, реализации накопленного компромата против проигравших номенклатурную борьбу за существование. Хотя бы потому, что имеет целью уже накопленные капиталы и не предлагает никаких инструментов для преследования самого незаконного обогащения. Об этом совершенно справедливо напомнил Геннадий Зюганов, призвав к скорейшей ратификации парламентом 20-й статьи Конвенции ООН о борьбе с коррупцией, дающей возможность расследовать деятельность госслужащих, если их состояние, грубо говоря, не соответствует их легальным доходам. Сложность с этой статьей одна — по мнению начальства, она нарушает презумпцию невиновности и принцип равенства граждан перед законом.

Эта необычайная чувствительность к соблюдению прав человека (именно в данной области) торжествует в России уже много лет.

Без такого инструмента, разумеется, «формирование национально-ориентированной элиты», прокламируемое в пояснительной записке к путинскому законопроекту, будет идти хорошо известным путем, и ожидать на нем каких-то особо сильных протестов формирующейся элиты было бы странно. Она справится.

На самом деле смысл этого законопроекта вовсе не в противодействии коррупции, а в том, чтобы увести накапливаемую элитой административную ренту из-под иностранных юрисдикций. И в этом плане отделение нечестных денег чиновников от заработанных честным трудом с его помощью никто производить и не собирается.

Проект даже, как выразился, комментируя предложенную президентом новацию, зампред сената Александр Торшин, может пробудить в элите «любовь к российским банкам вместо любви, которую она испытывает к швейцарским и прочим англо-американским финансовым институтам». Перед Днем святого Валентина очень своевременное замечание.