Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ракетные комплексы

Российская власть не готова поддерживать сокращение вооружений даже на словах

«Газета.Ru» 11.02.2013, 17:59
Россия не вполне адекватно оценивает свои возможности в гонке вооружений Владимир Смирнов/ИТАР-ТАСС
Россия не вполне адекватно оценивает свои возможности в гонке вооружений

Не подкрепленные экономическими и технологическими возможностями титанические планы перевооружения российской армии входят во все более явное противоречие со здравым смыслом, но упорно отстаиваются.

США попытаются убедить Россию пойти на новое сокращение ядерных боезарядов ниже предела, установленного Договором о стратегических наступательных вооружениях СНВ-3. В Вашингтоне полагают, что нынешнее разрешенное количество стратегических боеголовок намного превышает необходимое для ядерного сдерживания, а дальнейшее сокращение приведет к заметной экономии — до восьми миллиардов долларов в год. Однако в Москве предложение было встречено прохладно: там опасаются возмущения военных и представителей ВПК, которым пообещали деньги на создание тяжелой баллистической ракеты SS-27, сообщил «Коммерсант» со ссылкой на источник в американской администрации. В ближайшие недели США могут обнародовать план дальнейшего ядерного сокращения. Причем, если не удастся уговорить Москву, американцы могут начать сокращение в одностороннем порядке.

Путин возвращался в президенты под аккомпанемент широко разрекламированной программы масштабного перевооружения армии до 2020 года стоимостью свыше 20 триллионов рублей.

Расходы на ВПК остаются одним из самых коммерчески привлекательных источников «распила» казенных средств, не считая грандиозных затрат на «одноразовые» проекты вроде саммита АТЭС во Владивостоке или зимней Олимпиады в Сочи.

Но не только чисто коммерческая составляющая является причиной нежелания России реагировать на разоруженческие инициативы администрации Барака Обамы, явно не «ястреба» по своим внешнеполитическим наклонностям. Хотя прежняя гонка вооружений оказалась фатальной для СССР, подорвав и без того неэффективную экономику страны.

Военные аргументы в расчет можно особо не принимать — едва ли наши страны будут воевать друг с другом в обозримом времени, а говорить о поддержании стратегического паритета между Россией и США довольно наивно: Россия давно уже не в той экономической весовой категории.

В силу вступает элементарное политическое упрямство. Щедрые обещания военным вкупе с очевидно милитаристским имперским сознанием мешают нам адекватно оценивать свои возможности в новой гонке вооружений.

С точки зрения Путина, согласиться на разумное предложение американцев сократить ядерное оружие, даже если соответствующее российское оружие все равно устарело и сокращается «естественным» путем, значит проявить государственную слабость, пойти на поводу.

Поэтому на фоне мирных предложений США из России поступают совсем другие сигналы. В частности, не далее как в декабре 2012 года заместитель главы российского МИДа Сергей Рябков не исключил, что Россия вообще выйдет из договора СНВ-3, увязав это с планами развития системы противоракетной обороны США. Москва требует от Вашингтона предоставить ей юридические гарантии того, что система ПРО в Европе не направлена против стратегического потенциала России. США отказываются предоставлять такие гарантии, поскольку система изначально оборонительная и по определению не может применяться превентивно.

При этом нет никаких гарантий, что Россия найдет деньги на реальное качественное перевооружение своей армии и потратит их с пользой для дела. Воинственная риторика Кремля не мешает России закупать у входящей в НАТО Франции вертолетоносцы «Мистраль» (к которым, как недавно разоткровенничался куратор российского оборонно-промышленного комплекса вице-премьер Дмитрий Рогозин, у нас даже нет топлива).

А качество самой оборонной промышленности в стране таково, что Россия по-прежнему зарабатывает валюту, экспортируя в страны третьего мира вооружения советской разработки, не предлагая ни своей армии, ни тем более внешнему рынку ничего нового.

Сейчас, конечно, можно списать провал военного строительства и перевооружения армии на экс-министра обороны Анатолия Сердюкова. Но назначал его на этот пост как раз нынешний президент. К тому же никаких кардинальных изменений в эффективности расходования средств на оборонные нужды в условиях тотальной коррупционности власти не предвидится. Не говоря уже о том, что из-за мировых и внутренних экономических проблем у России может просто не оказаться тех самых 20 с лишним триллионов рублей, которые решено вложить в перевооружение нашей армии в ближайшие 7 лет.

Так что наша власть может подтолкнуть страну к новой гонке вооружений, продиктованной уже даже не столько соперничеством с Америкой, сколько собственными неизжитыми имперскими комплексами и превратными представлениями о политической принципиальности.