Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Инфляция «корочки»

При размахе, который приняла в стране торговля научными работами, честный труд ученого становится неконкурентоспособным

«Газета.Ru» 31.01.2013, 18:45
Торговля диссертациями и званиями – многомиллионный бизнес iStockPhoto
Торговля диссертациями и званиями – многомиллионный бизнес

Низведение знаний до покупных «корочек» представляет собой общественную угрозу, тем более страшную, что общество живет с таким пороком годами и так и не выработало внутреннего иммунитета против него.

Специальная комиссия Министерства образования удостоверила, что научные степени в России массово фальсифицируются. Ее выводы касаются диссертаций на соискание кандидатских и докторских, защищенных в одном конкретном диссертационном совете одного конкретного университета.

Очень не хочется обобщать. Но надо. Диссертационных советов в России тысячи, бизнес на торговле диссертациями и званиями – многомиллионен.

Плагиат, использование, так сказать, наемного труда при написании якобы научных трудов, частные договоренности об оплате степеней – банальная реальность, инфляция «корочки» принята обществом как само собой разумеющееся явление.

Как написал один скандально известный чиновник и политтехнолог, «стоявший у истоков этого бизнеса и живший этим почти 10 лет», научная жизнь сводится к «формальным защитам, на которых все предварительно оговорено с оппонентами и рецензентами и главной фазой которых является банкет».

Текущий скандал связан с именем Александра Данилова,автора учебника по истории, характеризовавшего Иосифа Сталина как «эффективного менеджера».

Среди диссертантов, попавших под критику спецкомиссии по подозрению в нечистоте научной работы, – функционеры «Единой России» и прокремлевских молодежек. Но дело совершенно не в том, какой политической и карьерной ориентации придерживаются клиенты сочинителей псевдодиссертаций. Низведение знаний до покупных корочек представляет собой общественную угрозу, тем более страшную, что это самое общество живет с таким пороком годами, и, очевидно, так и не выработало внутреннего иммунитета против него.

А следовало бы. Коррупция знаний в гуманитарной, педагогической и прикладной юридически-управленческой сфере, разумеется, сильнее, чем в технических и естественно-научных областях, но она достигает и их. Медик с фальшивым дипломом – довольно вредный член социума, не правда ли? И ведь юрист, от которого зависят иногда жизненно важные для обычного гражданина вопросы, педагог, преподаватель истории тоже.

Немногим меньше вред, наносимый экспертами с основанными на фальшивках репутациями в области фундаментальных научных знаний. Нормальный, не имеющий широких познаний человек так или иначе вынужден опираться на авторитетные мнения, чтобы сформировать даже самые базовые представления об окружающем. Но эти мнения не то что просто не полны (что в целом естественно для наук), они, оказывается, подделаны. Ради надписи на визитке, перспектив служебного продвижения или даже каких-нибудь нескольких тысяч рублей ежемесячной надбавки за степень к ставке. И, к сожалению, это не эксцессы, а совершенно бытовая реальность нашего экспертного сообщества. Оно даже не удивляется тому, что научилось так жить.

В такой ситуации честный труд научного работника оказывается практически неконкурентоспособным. Это ведь весьма тяжелая, требующая тщательности и всесторонней подготовки работа, труд, занимающий драгоценное время, которое при «минимизации усилий» по этой части можно потратить на налаживание полезных связей, административные телодвижения на карьерной лестнице и просто бизнес.

Другими словами, при таком положении дел начинает действовать принцип отрицательного отбора: чем меньше времени вы потратите на науку, тем больше у вас шансов стать начальником над учеными.

Все эти факторы, к сожалению, свойственны организованной науке как таковой. Это иерархия авторитетов, в которой всегда будут нечестные методы борьбы. Вопрос в том, насколько велика доля поражения в конкретных сообществах. И в России она сейчас раздалась до размеров, при которых скрыть проблему не получается – даже с учетом активного нежелания выносить сор из избы со стороны нашей бюрократии.

Будет любопытно проследить за действиями людей, персонально уличенных в недобросовестности комиссией Минобразования. Юридические последствия извлечь из ее выводов не всегда возможно в силу крайне краткого срока давности – три года для диссертаций.

У многих из этих людей имеется серьезный административный ресурс. Причем их карьеры собственно с наукой часто не связаны: степени, приобретение которых теперь выглядит так сомнительно, для них в большей мере вопрос престижа. Вот и посмотрим – а вдруг в них победит совесть? Честный человек – это степень поважнее, чем доктор наук.