Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не по-детски

История с запретом на усыновление может иметь серьезные последствия для репутации российской власти

«Газета.Ru» 18.12.2012, 17:42
Отвечая на акт Магнитского законом о детях-сиротах, чиновники мстят за себя Рамиль Ситдиков/РИА «Новости»
Отвечая на акт Магнитского законом о детях-сиротах, чиновники мстят за себя

Отвечая американцам запретом на усыновление русских детей в ответ на попадание в стоп-лист чиновников, виновных в гибели Магнитского, российский истеблишмент демонстрирует, что защищает интересы не простых граждан, а свои собственные.

Поправка о запрете усыновления российских детей гражданами США, которую внесли в «антимагнитский» законопроект депутаты Екатерина Лахова и Елена Афанасьева, вполне может сфокусировать общественное негодование на отечественной политической элите — если не будет отозвана. Она абсолютно «асимметрична» подписанному Обамой акту против лиц, замешанных в деле Магнитского, цинична и, что любопытно, раскалывает элиту.

Против этой поправки уже высказались МИД, министр образования Дмитрий Ливанов, министр по взаимодействию с открытым правительством Михаил Абызов и омбудсмен Владимир Лукин. Однозначно высказалась на эту тему и «социальный» вице-премьер Ольга Голодец: «Если у ребенка есть шанс найти семью, то независимо от того, где ребенок находит семью, — это всегда огромное благо для ребенка. И когда речь идет о ребенке, о его интересах, мы должны именно эти интересы ставить превыше всего».

Резко против и вполне пропутинский актив Общественной палаты. Например, Ольга Костина заявляет: «Отвечая Америке, мы должны подбирать такие меры, которые бы отражались не на простых американцах, а на той политиканской группе, которая придумала и разработала «закон Магнитского».

Между прочим, вполне точное описание направленности предлагаемых поправок и вполне адекватное понимание масштабов репутационного ущерба, который они могут нанести. Так что, вне зависимости от того, как вообще оценивать ситуацию вокруг акта Магнитского и реакции на него со стороны российской политической верхушки, нетрудно увидеть, что

думская инициатива заслужила критику даже среди его последовательных противников, не замеченных в проамериканских симпатиях.

Откуда же она тогда взялась?

Говорить по существу тут бессмысленно. Та же Костина отмечает, что «если взять двадцатилетнюю историю усыновления американцами российских детей, то можно увидеть, что от рук приемных родителей погибли 19 детей, а более 50 тысяч живут счастливо». А уж увязка проблемы усыновлений — а точнее, проблемы сиротства – с внешнеполитическими интригами вообще находится за гранью добра и зла. Да еще и очевидно не эффективна — странно было бы думать, что американские политики, узаконившие акт Магнитского, смягчатся или испугаются из-за удара по соотечественникам, желающим усыновить наших детдомовцев.

Возможно, дело в безусловном рефлексе отечественной номенклатуры, заключающемся в том, что ответный удар она инстинктивно наносит по наименее статусным и максимально беззащитным группам.

Безусловно, в таковую входят все, кто занят заботой о детдомовцах в России, и их протест против запрета на усыновления для думских политиков невесом. Такого рода асимметрию наше чиновничество уже демонстрировало: в осеннем скандале вокруг переговоров с Европейским союзом о перспективах отмены визового режима оно не получило желаемого прогресса для обладателей служебных паспортов и в ответ отменило договоренности о безвизовом въезде для экипажей гражданских самолетов. Вполне типическая мелочь.

Но история с запретом на усыновления может иметь несравнимо большие последствия в части репутации власти. Те политики, которые способны соразмерять размер возможного внутри- и внешнеполитического ущерба от таких инстинктивных замашек с шансом, как выразился еще один член Общественной палаты Сергей Марков, «показать американцам, что нельзя к нам относиться как к неполноценным уродам, как к рабам», скорее всего, будут настаивать на блокировании поправок Лаховой--Афанасьевой. Хотя бы потому, что

количество граждан внутри России, относящихся к депутатам, «как к неполноценным уродам», от таких законодательных новаций может только возрасти.

На таком эмоциональном фоне верховная власть, между прочим, может даже заработать рейтинговые очки. Если Владимир Путин, чуть подождав, урезонит разошедшихся депутатов, он вполне может рассчитывать на определенный положительный эффект. В конце концов, его сторонники — группа поддержки вовсе не «плохих бояр», а «доброго царя». Ситуация для того, чтобы проявить чуть-чуть доброты, вполне благоприятна. И даже неважно, будет ли это сделано из любви к детям или по расчету.