Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Начальство вместо суда

Некомпетентность следствия происходит от пороков судебной системы

«Газета.Ru» 13.12.2012, 19:38
Генерал Маркин заявил, что СК «не является инициатором опубликования» прослушек в Lifenews Илья Питалев/РИА «Новости»
Генерал Маркин заявил, что СК «не является инициатором опубликования» прослушек в Lifenews

Пока суды заранее будут занимать позицию стороны обвинения, качество предъявляемой следственными органами доказательной базы будет оставаться низким. А использование следствием опубликованных СМИ прослушек и подобных сомнительных материалов – нормой.

Генерал-майор Владимир Маркин разъяснил общественности, что Следственный комитет «не является инициатором опубликования» прослушек арестованных по делу о беспорядках 6 мая в Lifenews. «Но коль такие материалы появились в СМИ, СК России может лишь подтвердить факт их существования», — заявил он. Временная дистанция между размещением материалов интернет-ресурсом и заявлением генерала составила менее получаса. Похвально, когда степень готовности высокопоставленных офицеров так высока. Но все же есть ощущение, что нас элементарно, ничуть не стесняясь, водят за нос.

Вообще говоря, следственный орган, занимающийся раскрытием сложных уголовных дел, заранее должен заботиться о том, чтобы обстоятельства его работы не вызвали впоследствии вопросов – ни у общественности, ни, особенно, в суде.

Потому что в правильном суде сомнения насчет методов работы следствия могут привести к крушению позиции обвинения даже по представляющимся ясными случаям. Получение доказательств ненадлежащим образом, превышение законных полномочий и прочее тому подобное в таком суде делает обвинение легкой добычей стороны защиты.

Именно поэтому следователи должны быть особенно тщательны, внимательно следить за тем, чтобы их работа проходила в строгом соответствии с законом, а если рабочие материалы появляются в коммерческих СМИ, которые публично хвастают методами добычи информации за деньги, – немедленно проводить доскональное расследование. Потому что это означает, что в их рядах имеются, говоря суровым языком полицейских, предатели.

Либо если это не собственные материалы следствия, а записи, изъятые у преступного элемента, ведущего незаконную слежку (ведь прослушивание без санкции суда запрещено), то лица, ответственные за репутацию такого важного государственного института, которым является Следственный комитет, должны пояснить, что за преступный элемент, каковы успехи в деле борьбы с его посягательствами на законность. Стороне обвинения, базу для работы которой в суде готовят следователи, важно быть хорошо готовой к тому, чтобы отбивать атаки адвокатов, поскольку суд оценит качество добытых доказательств и вполне может встать на сторону защиты, если это качество будет найдено низким.

Вот все эти мотивы, по которым сотрудники следственных органов скрупулезно следуют всем предписаниям закона в своей работе, действенны тогда, когда им надо доказывать свою правоту перед судьей (не говоря уже о публике). А когда не надо – кто ж будет упираться? И тяжелая по своей природе работа тогда может стать полегче,

признания превращаются в царицу доказательств, незаконные прослушки становятся уликами, а сбор убедительных аргументов в пользу позиции обвинения подменяется дешевыми инсценировками на телекамеру.

Было бы неверно обвинять сотрудников следственных органов в непрофессионализме персонально. Они профессиональны в той мере, в какой это диктуется предъявляемыми к ним жизнью требованиями. В конце концов, тот же Маркин с профессиональной точки зрения – работник радио и телевидения, а вовсе не карьерный инспектор Лестрейд. И высшее юридическое получил за три года. Так что вполне грамотно занимается выстраиванием картинки, не слишком, очевидно, заботясь, как такие выкрутасы могли бы выглядеть в суде. Если бы суд, в который попадет это дело, был заинтересован в разборе полетов.

Суд не заинтересован. Буквально только что он это продемонстрировал на заседании, на котором продлялся срок содержания Леонида Развозжаева под стражей по делу, по которому давал пояснения генерал Маркин. Доводы и ходатайства защиты последовательно отвергались, аргументы обвинения последовательно принимались. Описать такой подход просто: никакого разбора полетов не будет.

Это просто пример. Таких множество по самым разным, и вовсе не громким, делам.

К сожалению, здесь мы имеем дело со сложившейся системой, в которой суд никак не мотивирует сторону обвинения качественно делать свою работу. Потому что заранее занимает ее позицию.

И тем, кто упрекает судебную систему в обвинительном уклоне, приводящем к ничтожному проценту оправдательных приговоров, люди изнутри этой системы снисходительно объясняют: если обвинение слабое, оно до суда просто не дойдет. Начальство закроет дело.

Вот, собственно, и все. Начальство вместо суда. Целесообразность (политическая ли, хозяйственная – в разных случаях по-разному) вместо законности. Телевизионные генерал-майоры. Потому что каково качество суда, таково, в общем, и качество следствия.