Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Договориться заново

В послании президент попытался сказать приятное всем социально значимым группам населения

«Газета.Ru» 12.12.2012, 18:19
В ежегодном послании президент попытался обратиться ко всем социально значимым группам населения Родионов Владимир/ИТАР-ТАСС
В ежегодном послании президент попытался обратиться ко всем социально значимым группам населения

Первое президентское послание третьего путинского срока — попытка набросать эскиз нового общественного договора с Россией. Из-за противоречивости интересов разных групп населения, объективных финансовых ограничений российской экономики и устоявшихся за десять с лишним лет правления привычек власти контуры этого договора пока не прояснились. Соответственно, непонятно, каким именно окажется этот новый курс Путина и чем он будет отличаться от старого.

Аморфность, рекордное многотемье и очевидная внутренняя противоречивость оглашенного в магическую дату 12.12.12 послания президента Федеральному собранию вполне объяснимы.

Власть начинает понимать: общественный договор первого путинского десятилетия, базировавшийся на невмешательстве граждан в дела государства в обмен на невмешательство властей в частную жизнь обывателей и распределение в их пользу части нефтегазовой ренты, себя исчерпал.

Отчасти потому, что люди стали состоятельнее, самостоятельнее и требовательнее к качеству управления страной. Отчасти из-за уменьшающихся возможностей государства поддерживать финансово уровень абсолютной лояльности бюджетников. Да и само общество с начала нулевых, когда сложился старый негласный договор, довольно серьезно изменилось: куда более явным стало социальное расслоение, выросло новое поколение, независимое от власти материально и идеологически, окончательно оформилось в особую замкнутую касту чиновное сословие, гораздо очевиднее стали различия между различными регионами.

В итоге президент сознательно обращался ко всем значимым социальным группам, пытаясь сказать что-нибудь приятное (в представлении российской власти) каждой из них. Начав с обращения к своему ядерному электорату — бюджетникам, президент пообещал им сохранить социальную поддержку. Правда, президентское бюджетное послание, так же как и федеральный бюджет, предполагает сокращение расходов на социальные нужды в ближайшие три года. Об этом президент, разумеется, не упоминал, дав, впрочем, понять, что часть социальных расходов должны будут взять на себя регионы.

Путем нехитрой подмены понятий, приравняв к «креативному классу», проявившему год назад недовольство порядками в государстве, бюджетную интеллигенцию — учителей и врачей, Путин предложил им в качестве морального стимула нечто вроде ключевых позиций в новой иерархии ценностей государства. Малому бизнесу пообещал налоговые каникулы. Большой утешил сентенцией о том, что суды часто относятся к предпринимателям с «презумпцией виновности», но в обмен на изменение этого отношения и налоговые льготы призвал к «декуршевелизации» экономики и возвращению бизнеса и денег из офшоров. Чиновникам фактически предложил перезаключить негласный пакт на новых условиях — дав им понять, что для сохранения привилегированного положения им придется вернуть домой детей и капиталы, отказаться от иностранной недвижимости.

Одновременно это был и реверанс оппозиции, постоянно упрекающей путинскую элиту в жизни «на два дома» и попытках «эвакуировать» собственных детей из той России, которую эта власть построила.

Никакой прямой реакции на начавшиеся ровно год назад протесты в послании не было, но в качестве косвенной можно принять заявления о необходимости реформирования политической системы с естественной для Путина оговоркой — «жажда перемен не должна приводить к разрушению государства». При этом в качестве единственной политической реформы предложено вернуть одномандатников на думских выборах 2016 года и подумать над «дискуссионным» вопросом о возвращении избирательных блоков. Именно блоки в отличие от дозволенного Кремлем после нескольких лет зажима бесконтрольного партстроительства (с начала года, почти похвастал президент, число официальных партий выросло с 7 до 48 и еще более 200 в стадии регистрации) представляют главную угрозу партии власти на выборах. И поэтому не исключено, что по этому «дискуссионному» вопросу будет найдено такое же хитроумное решение, как по возвращенным уже губернаторским выборам, которые на практике свели на нет муниципальным фильтром.

Попытался президент обозначить и ценности, которые должны как-то объединять эту явно пока не состоявшуюся российскую нацию, т. н. «духовные скрепы». Он много говорил об абстрактном патриотизме, примате суверенитета, недопустимости проявлений национализма и сепаратизма, а также существования национальных анклавов со своими порядками. Впрочем, вряд ли общие слова про тысячелетнюю историю и многонациональное государство, в котором все народы чувствуют себя единым русским народом, способны стать такими «скрепами».

Главные проблемы этой, безусловно, программной по форме и расплывчатой по содержанию речи президента — долгое его пребывание у власти, не добавляющее доверия к любым его словам, и объективно разнородные интересы разных социальных групп.

«Президентом всех россиян» в такой ситуации быть очень трудно, когда в официальных институтах политической системы в силу «зачистки», устроенной Путиным в его первый и второй президентские сроки, на протяжении многих лет нет представителей значимых социальных групп и политических взглядов.

Именно поэтому, хотя послание президента вопреки своему статусу «ежегодного», по сути, должно было определить вектор движения страны на все шесть лет третьего срока, понять, куда и как будет идти Россия, из этой речи очень сложно. Новый общественный договор пока не только не заключен, но, похоже, даже толком не составлен.