Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Управляемое помешательство

В большой ближневосточной игре главная роль от США, ЕС и России переходит к Египту

«Газета.Ru» 23.11.2012, 13:42
Прекращение огня вряд ли откроет эру мирного сотрудничества Андрей Стенин/РИА «Новости»
Прекращение огня вряд ли откроет эру мирного сотрудничества

Первая после «арабской весны» израильско-арабская война если не закончена, то хотя бы приостановлена. Результат похож на ничью. Однако новые роли, которые примерили на себя главные герои Ближнего Востока, обещают изменить всю карту здешней политики.

Прекращение огня между Израилем и Газой достигнуто в результате египетского посредничества. Гарантом соглашения провозглашен Египет. И дальнейшие переговоры стороны обещают вести через Египет. В этом, пожалуй, и заключается главный итог восьмидневной войны.

Египет и при режиме Мубарака пытался посредничать между палестинцами и израильтянами. Но делал это скрытно, и получалось у него плохо. Особенно после того, как в Газе захватили власть исламисты ХАМАС, ненавидевшие египетских автократов и ориентированные на исламско-революционный режим Ирана и его местную клиентуру вроде ливанской «Хезболлах».

После «арабской весны» и избрания египетским президентом Мухаммеда Мурси, выходца из «Братьев-мусульман», ХАМАС обрела в Каире идейно близких партнеров. Да таких, с которыми Израиль и не очень твердо знающие, что ему посоветовать, Соединенные Штаты предпочли отношений не обострять и поискать общий язык. И президент Мурси, решив продемонстрировать свою умеренную позицию, сформулировал что-то вроде компромисса — неизвестно, насколько прочного.

Газа сейчас шумно празднует победу. Это дань местному обычаю — каждое военное столкновение трактовать как триумф над «сионистским врагом». В реальности зафиксировано что-то похожее на ничью.

Стороны обещают прекратить взаимные атаки, а это означает, что ХАМАС придется на какое-то время свести к минимуму привычные ракетные обстрелы израильской территории. А Израиль хоть и отказался снять экономическую блокаду с Газы, но согласился смягчить ее по нескольким пунктам.

Значит ли это, что «Облачный столп» хоть немного приблизил стороны к миру? Нет. Палестинская автономия географически разделена на две части, все сильнее отдаляющиеся друг от друга в политическом и организационном смысле, — на Западный берег, управляемый более-менее светской ФАТХ, и Газу, захваченную исламистской ХАМАС.

Израильские власти и правящая на Западном берегу ФАТХ хотя и с оговорками, но признают взаимное право на государственное существование, и мирные переговоры между ними поэтому возможны. Сюжетом переговоров является прагматический спор, кому какие земли должны принадлежать. А ХАМАС своей священной целью провозглашает ликвидацию Израиля и сегодня стоит на этом так же твердо, как всегда стояла.

Что же до дискуссий о каких-либо конкретных землях, то их тут как раз быть и не может, поскольку еще семь лет назад Израиль вывел из Газы свои войска и поселенцев, отгородился от нее стеной и сильнее всего просто хотел бы о ней забыть. Но ракетные обстрелы, устраиваемые с 2001 года, не дают это сделать.

Ответом помимо воздушных и реже наземных атак стала израильская блокада Газы. Это словосочетание превратилось в устойчивую формулу международного политического обихода. Хотя на деле это не совсем блокада, поскольку перекрывает ввоз хоть и многих, но не любых товаров, а только тех, которые теоретически могут быть использованы для военных целей. И она к тому же не только израильская, поскольку Газа граничит также и с Египтом, без содействия которого никакая блокада вообще не была бы возможна. Пропускать оружие для боевиков ХАМАС и тем самым стимулировать военные действия поблизости от своих синайских курортов Египет не очень рвется и сейчас. Но оприходовать Газу политически, раз уж для этого созрели предпосылки с обеих сторон, он, похоже, не прочь. А предпосылки налицо.

В отличие от Западного берега с его небогатой, но реально работающей экономикой и плотной, но все же не более густой, чем в соседнем Израиле, заселенностью Газа превращается в особое и даже уникальное образование. Некоторые эксперты даже говорят о внезапно возникшем новом ближневосточном народе.

Один из самых или даже самый высокий в мире естественный прирост населения: каждые 20 лет число жителей удваивается. На клочке земли размером меньше Сингапура живет уже полтора миллиона человек. Только Сингапур — одно из богатейших государств мира, а Газа существует на субсидии, напрямую или через ООН направляемые западными странами. Каждый второй здешний житель младше 18 лет. Каждый третий взрослый — безработный.

Экстремизм — воздух, которым тут дышат. Он порождается самим укладом жизни — безысходной, но благодаря внешней помощи не голодной, в которой тон задает праздная и полная энергии молодежь. И этот же уклад, демонстративно игнорирующий благие наставления экономических спонсоров, заставляет искать и находить спонсоров политико-идеологических и военных. Без них Газе не обойтись.

До «арабской весны» в этой роли выступал Иран. Официальный Тегеран и сегодня очень старается прописаться в лагере победителей восьмидневной войны, напоминая, что ракеты, долетевшие до Тель-Авива, были иранского происхождения. Но политическая карта Ближнего Востока меняется. ХАМАС отдаляется от вчерашних друзей, от Тегерана, от асадовского Дамаска, от «Хезболлах» и тянется к Каиру.

Постреволюционный Египет определенно стремится стать ближневосточным гегемоном, обзаводится вассалами и нащупывает новый стиль отношений с малыми и большими, с ближними и дальними игроками региона. Роль внешних центров влияния, привыкших решать судьбы Ближнего Востока, будь то Америка, Евросоюз или Россия, хоть и остается заметной, но явно идет на убыль. Они не поспевают за здешними событиями и все чаще просто плывут по течению. В большой ближневосточной игре главную роль предстоит теперь исполнять державам самого этого региона.

Новые расклады и новые альянсы еще не устоялись, и трудно предвидеть, какими они будут в случае полномасштабного кризиса вокруг Ирана. А вероятность такого кризиса после войны Израиль — Газа никак не уменьшилась, возможно, даже выросла.

Эффективность новой израильской системы ПРО «Железный купол» ослабляла стимулы для наземного вторжения израильтян в Газу.

Но укрепившаяся вера в собственную способность отразить ракетные атаки «Хезболлах» и других возможных друзей Ирана по периметру израильских границ может теперь облегчить решение о бомбардировке иранских ядерных объектов. При всем желании смотреть вперед с оптимизмом вероятность, что состоявшееся прекращение огня откроет эру мирного сотрудничества вчерашних врагов, невелика.

Режим ХАМАС в Газе укрепил свою независимость от режима ФАТХ на Западном берегу, а курс, который до сих пор самостоятельно формулировал ХАМАС, всегда оказывался курсом фанатизма, деструктивизма и неадекватности. Политикой помешательства, если выражаться обыденным языком. Правда, к Газе сейчас протянулась рука Египта, которая собирается каким-то образом этим помешательством управлять. И хорошо, если сдерживая его порывы, а не распаляя страсти еще сильнее.