Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Приговор протестам

После первого приговора по «болотному делу» протестующие должны понимать, что митинг может закончиться реальным сроком

«Газета.Ru» 09.11.2012, 21:31
Приговор Лузянину - сигнал тем, кто готов и дальше участвовать в протестах Геннадий Гуляев/Коммерсантъ
Приговор Лузянину - сигнал тем, кто готов и дальше участвовать в протестах

Российская власть накануне первой годовщины массовых уличных акций протеста однозначно дает понять, что единственным методом разговора с несогласными отныне будут реальные тюремные сроки всем и каждому, кого захотят взять.

Замоскворецкий суд Москвы вынес первый приговор по делу о «массовых беспорядках» на Болотной площади 6 мая: Максим Лузянин получил 4,5 года лишения свободы в колонии общего режима. Лузянин обвинялся по части 2 статьи 212 УК (участие в массовых беспорядках) и части 1 статьи 318 УК (применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей).

Формально это даже относительно мягкий приговор: прокурор просил 6,5 года и штраф в размере 25 тысяч рублей. Но надо учитывать, что Лузянин пока единственный из всех 18 фигурантов «болотного дела», который полностью признал свою вину и даже оплатил стоматологическую операцию одному из сотрудников ОМОНа, пострадавшему от его действий. Поэтому суд по закону не мог назначить ему наказание больше двух третей от максимального срока, предусмотренного вменяемыми статьями.

10 из 18 фигурантов «болотного дела» по-прежнему содержатся в СИЗО. Какой будет их судьба — совершенно понятно.

Во-первых, параллельно с приговором Лузянину Замоскворецкий суд отклонил ходатайство защиты другого фигуранта дела, Михаила Косенко, в его освобождении из-под стражи и не согласился санкционировать повторную психиатрическую экспертизу обвиняемого, которого сама прокуратура считает невменяемым и просит отправить на принудительное лечение. Во-вторых, если один обвинительный приговор, причем реальный, а не условный, по этому делу уже вынесен, у суда нет нужды изучать доказательства вины остальных. И наказание для не признавших вины, а значит, и не раскаявшихся может быть еще более жестким. Собственно,

еще дело Pussy Riot показало, что власть не намерена церемониться с противниками режима, устраивающими громкие публичные акции.

Хотя эту громкость акции девушек в ХСС придало само государство, раскрутив судебный процесс, в противном случае о ней бы все быстро забыли.

Однако если в деле Pussy Riot само обвинение настаивало на том, что судит девушек не за политику, а за оскорбление чувств верующих, то вереница дел о беспорядках на Болотной площади 6 мая, изначально была однозначно политической. Таким же является уголовное дело по организации массовых беспорядков, заведенное после телефильма «Анатомия протеста-2» против одного из лидеров оппозиции Сергея Удальцова, Леонида Развозжаева и Константина Лебедева. То, что Развозжаев в худших (или лучших) традициях советских спецслужб был похищен в Киеве, — показатель максимально серьезного отношения властей и к этому делу.

Приговор Лузянину демонстрирует, что власть не намерена прислушиваться к протестному движению и поддерживать с его лидерами хотя бы видимость политического диалога. Более того, власть считает всех участников уличных акций врагами и будет карать их по всей возможной строгости.

Причем, если посмотреть на список проходящих по «болотному делу», очевидно, что «под раздачу» может попасть каждый: фигурантов дела будто отбирали методом случайной выборки. Кроме того, показательно нежелание власти разбираться в роли ОМОНа в этих массовых беспорядках. Все поначалу заведенные уголовные дела против сотрудников полиции, обеспечивавших безопасность в ходе акции на Болотной площади 6 мая, были почти моментально закрыты. А особо отличившихся омоновцев наградили квартирами в Москве.

Так что российская власть накануне намеченного на декабрь очередного «Марша миллионов» вынесла свой приговор протестам: конституционное право на свободу собраний и уличных акций ничто в сравнении с намерением власти обеспечить полную политическую стабильность на очередной один (или даже два — до 2024 года) путинский шестилетний президентский срок.

Оппозиция в общем уже давно не предъявляла власти в ходе уличных акций протеста никаких реальных требований, кроме отставки президента. Еще в декабре прошлого года было понятно, что едва ли власть прислушается к тем требованиям, которые звучали тогда, — уволить Чурова, обеспечить честные выборы и освободить политзаключенных. Единый день голосования 14 октября показал, что практика проталкивания кандидатов власти на любых выборах любой ценой остается неизменной. И в стране теперь появляются уже официальные политзаключенные.

Первый приговор по «болотному делу» лишь фиксирует точку невозврата в отношениях между властью и несистемной оппозицией.

Теперь их отношения могут развиваться только в парадигме непримиримой вражды. Причем власть чувствует себя достаточно сильной, чтобы смело применять карательные меры не только против случайно пойманных участников уличных акций, но и против лидеров оппозиции. И Удальцов, и Навальный (последний — по экономическому делу) уже находятся под подпиской о невыезде. Так что протестующие, по мнению власти, должны понимать, на что идут — на уголовные дела и реальные сроки.