Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Казанский омут

КТО в Казани пугает параллелями с северокавказскими республиками

Татарстан, похоже, становится новым полноценным очагом религиозного экстремизма на территории России. Такого не было даже в 90-е, когда республика пыталась отстоять суверенитет в жестких позиционных политических боях со слабой федеральной властью.

В Казани силовые структуры провели операцию по поимке «особо опасных преступников», сообщил сайт МВД по Татарстану. Силовикам пришлось штурмовать две квартиры на улице Химиков. Впервые в истории Татарстана был введен режим контртеррористической операции (КТО).

Официальные сообщения из Казани больше походили на те, что обычно с известной долей регулярности поступают из Ингушетии или Дагестана, а раньше из Чечни.

В спецоперации были задействованы все силовые структуры региона. Действиями полиции руководил министр внутренних дел республики Артем Хохорин, сменивший уволенного после всероссийского скандала с запытанным до смерти задержанным в ОВД «Дальний» Асгата Сафарова. Пришлось эвакуировать жителей близлежащих домов.

По окончании операции Следственный комитет сообщил на своем сайте, что террористы, уничтоженные в Казани при оказании вооруженного сопротивления, были обвиняемыми по делу о покушении на муфтия Духовного управления мусульман Татарстана и убийстве его заместителя. В июле этого года при взрыве автомобиля был ранен муфтий Татарстана Илдус Файзов. Другой высокопоставленный сотрудник Духовного управления мусульман по республике, начальник учебного отдела Валиулла Якупов в тот же день был застрелен у своего дома. Оба религиозных деятеля были известны в республике как противники радикальных течений ислама.

После этого следственные органы регионального УФСБ возбудили уголовное дело в отношении имама казанской мечети «Аль-Ихлас» Рустема Сафина, который подозревается в экстремизме. По версии следствия, Сафин с февраля по июль 2012 года проводил в мечети «Аль-Ихлас» нелегальные агитационные собрания членов запрещенной в России международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Вполне возможно, на улице Химиков обезвреживали участников этих собраний.

Операция проходила накануне главного мусульманского праздника Курбан-байрам, которым завершается хадж. Праздник будет отмечаться 26 октября. Это обстоятельство только добавляет драматизма происходящему.

Российские власти, официально считающие практически законченной многолетнюю контртеррористическую операцию в Чечне и привыкшие проводить перманентные локальные операции подобного рода в Дагестане с Ингушетией, никогда не рассматривали Татарстан как зону возможного экспорта радикального ислама. В этой республике никогда не велись боевые действия. Политическая ситуация с момента распада СССР надежно контролировалась бессменным главой Татарстана Минтимером Шаймиевым. После его отставки регион возглавил ставленник Шаймиева Рустам Минниханов. Процедура передачи власти была абсолютно спокойной, никакой чистки команды не было.

При этом исламская карта не разыгрывалась в географически и политически не связанном с Северным Кавказом Татарстане даже в первой половине 90-х, на пике борьбы республики за суверенитет. Даже тогда, когда Татарстан отказывался проводить всероссийский референдум по Конституции 1993 года, выбирать своих представителей в федеральный парламент и платить налоги в федеральный бюджет.

Нынешнее все более очевидное превращение Татарстана в новый очаг исламского экстремизма на политической карте России может означать лишь, что российская власть в принципе не в состоянии отслеживать ситуацию с распространением радикального ислама.

Сейчас все силы Кремля брошены на борьбу с несистемной оппозицией. Нашим следственным органам сподручнее найти экстремистскую литературу той же «Хизб ут-Тахрир» в Челябинской области, в офисе внесистемной оппозиции, где располагался региональный выборный комитет по выборам в координационный совет оппозиции, чем бороться с реальным вооруженным исламским подпольем.

Тратя весь свой силовой и политический запал на борьбу с мирными политическими противниками режима, Кремль рискует выпустить из-под контроля ситуацию в тех регионах, которые не вызвали у него никаких опасений. Политическая оппозиция в том же Татарстане всегда была слаба, на всех выборах республика обеспечивала уверенное голосование за любых кандидатов от власти. Но в итоге может получиться как в русской пословице: «В тихом омуте черти водятся». А разводит этих чертей неадекватная реакция государства на подлинные и мнимые угрозы.