Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Отгораживание от Европы

В отношениях ЕС и России явно грядет похолодание

ИТАР-ТАСС
Российско-европейские отношения могут измениться к худшему. Дипломатического конфликта не будет, и Кремль может позволить себе отмахиваться от очередных европейских предупреждений. Но бизнес и российские туристы ухудшение неизбежно почувствуют.

Долгое время в отношениях между Россией и объединенной Европой происходило так мало, что о них почти перестали писать даже специалисты. Да что говорить о наблюдателях, если на сайте Европейской внешнеполитической службы до сих можно прочесть, что в переговорах по новому базовому соглашению «до конца 2010 года будет проведено 12 раундов переговоров». Это не опечатка. Так и написано: 2010 года.

То есть прорыва в развитии «стратегического партнерства» даже профессиональные еэсовские руссо-оптимисты не ждали. Шла, конечно, ритуальная возня вокруг многочисленных «партнерств во имя модернизации России», но с возвращением на пост президента Владимира Путина эта тема как-то ушла в тень. Попытались вроде бы возродить какие-то надежды в связи со вступлением России в ВТО, но реализм опять-таки возобладал. Во-первых, никаких качественных изменений произойти не может. По оценке Еврокомиссии, если все пойдет гладко, то европейский экспорт в Россию вырастет на 4 млрд евро в год. А в прошлом году он безо всякого ВТО вырос на 22 млрд. Будет высокой цена на нефть и газ, и Россия найдет что импортировать. Не будет – никакая ВТО не поможет. А во-вторых, введение в России утилизационного сбора на ввезенные автомобили показало, что все «гладко» не пойдет.

С другой стороны, в долгосрочный конфликт тоже никто не верит.

Когда у вас более 300 млрд евро взаимной торговли в год, существует предел любому ухудшению отношений.

Так и жили. Не счастливо, но все-таки тихо и спокойно. Одни — надеясь на энергетический ресурс своей дипломатии, другие — уповая на то, что между Россией и Грузией или Украиной не вспыхнет очередной конфликт и Брюсселю, не дай бог, не придется формулировать какую-либо позицию.

Но в последнее время «дух времени» начал все-таки меняться. Появились признаки, что российско-европейские отношения в уже не очень отдаленной перспективе могут быть переформатированы. Не в лучшую сторону.

Самым важным из них стало, безусловно, расследование по поводу возможного злоупотребления со стороны «Газпрома» своим монопольным положением на рынках некоторых стран — членов ЕС. Как будут развиваться события и удастся ли Еврокомиссии доказать свою юридическую правоту, сказать сложно. Однако с политической точки зрения это и не важно. Важно, что Брюссель полон решимости обеспечить соблюдение своих законов на собственной территории в такой чувствительной для России сфере, как энергетика, что само по себе создает новую реальность. Раньше с особым статусом России во многом мирились именно в силу того, что это воспринималось как энергетическая зависимость. Это восприятие, контекст «энергобезопасности», на глазах уходит. В энергоносителях начинают видеть такой же коммерческий продукт, как во всем остальном, который купят и за который заплатят, если надо, большие деньги, но ради получения которого не будут жертвовать всем.

Второй момент – «список Магнитского». Внимание к вопросу растет. С осуждением поведения Москвы в расследовании дела уже выступили пять национальных парламентов, и если хотя бы один из них введет санкции в отношении конкретных людей, проблема выйдет на новый уровень.

Несколько дней назад комитет Европарламента по внешней политике, в свою очередь, 62 голосами против двух призвал национальные правительства к составлению персонального списка с целью введения визового запрета и замораживания средств соответствующих лиц.

В интернете идет сбор подписей, и, по сообщениям СМИ, петицию, требующую от ЕС действий, подписали уже 575 тыс. человек.

Действительно, исполнительная власть большинства стран не горит желанием вмешиваться в ситуацию. Она смогла оставить без внимания аналогичные резолюции Европарламента 2010 и 2011 года. Однако, опять-таки, где будет проходить грань приемлемого в новом контексте, сказать трудно. Если соответствующий закон будет принят в США, то общественное давление возрастет и европейским правительствам трудно будет остаться полностью в стороне.

Еще один сдвиг связан с вхождением в обиход, если не в моду, темы о российском шпионаже в Европе. Понятно, что как минимум с 2009 года, с момента осуждения сотрудника эстонского МИДа Германа Симма по обвинению в шпионаже в пользу России и высылки из российского представительства в НАТО Василия Чижова, сына российского посла в ЕС Владимира Чижова, тема эта существовала, но держалась под спудом. Все люди взрослые, все понимают, что и такого рода деятельность всегда будет вестись. Но, похоже, и тут перейдена какая-то мера. Одна иллюстрация: в своем недавнем интервью влиятельному изданию EU Observer Ален Винантс, глава бельгийской службы безопасности VSSE, в чью компетенцию входит обеспечение ЕС и НАТО за пределами собственно зданий этих организаций, прямо заявил, что в Бельгии шпионаж со стороны России (как и Китая, впрочем) находится на уровне времен «холодной войны». Если такие слова вбрасываются в публичное пространство, то нетрудно себе представить, какие сигналы распространяются внутри системы.

К каким последствиям все это может привести? Для высшего политического руководства России – пока ни к каким, поэтому Кремль может позволить себе привычно отмахиваться от очередных европейских предупреждений и выражений озабоченности. Путин, как известно, не Янукович. Это последнему можно дать понять, что во время лондонской Олимпиады встреч с ним на высшем уровне не предусмотрено, и украинскую делегацию на играх сразу возглавляет премьер-министр. Путина не принять нельзя. А имидж такой, какой он есть, ну и ладно.

С бизнесом уже сложнее. Если возобладает точка зрения, что российский бизнес в Европе в большой степени непрозрачный и связанный с экспортом в ЕС тех самых коррупционных правил, по которым играет сама Россия, – а правда это или нет в отношении конкретных людей, не так важно – последствия будут. Потому что на самом-то деле имидж страны определяет очень многое. А если добавить «шпионский» аспект, то есть если в консультантах и лоббистах начнут видеть не обязательно тех, кем они представляются на визитных карточках, и проверять их на предмет оказания услуг иностранным государствам, если введут обязательную регистрацию иностранных агентов, трудностей у российского бизнеса как минимум прибавится. Это не произойдет в один момент и в полном объеме не произойдет никогда. Европейское общество можно скорее обвинить в наивности, чем в шпиономании. Но эти вещи уже публично обсуждаются.

А с простыми туристами как раз все ясно.

На безвизовом режиме на обозримую перспективу можно поставить крест.

И тут, кстати, речь не об опасениях пустить «не тех», хотя, наверное, и об этом тоже. Все намного прозаичнее. Права человека и общее состояние политических свобод в стране являются одним из условий перехода к безвизовому режиму. Иначе существует риск массового наплыва потенциальных политических беженцев, что в случае сегодняшней России, да еще на фоне опросов о наличии в стране достаточного большого массива людей, желающих эмигрировать, будет, несомненно, принято в расчет. Это не мифические нелегальные искатели работы.

Повторю, в отношениях ЕС и России не будет дипломатического конфликта. И попыток вернуться к политике «продвижения демократии» тоже не будет. Речь пойдет о сугубо оборонительной тактике, даже не стратегии (у ЕС вообще со стратегическим мышлением не все гладко), нацеленной на самозащиту, на обеспечение действия в ЕС тех норм, которые и сделали Европу Европой, на предотвращение импорта болезненных явлений, которые распространены на востоке континента и которые мешают его развитию, на наведение элементарного порядка в сфере защиты собственной конфиденциальной информации.

Хорошо или плохо такое «отгораживание» Европы от России, каждый может решать для себя. Стоит только помнить, что в XXI веке, в условиях подъема Азии и неопределенности в исламском мире, как минимум недальновидно иметь за спиной не тыл и партнера, а еще одну ограду.