Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Политика с кавказским акцентом

Национальная политика для Кремля – смесь спецопераций и бюрократических структур

«Газета.Ru» 17.09.2012, 19:03
Внятной концепции национальной политики за 20 с лишним лет так и не появилось ИТАР-ТАСС
Внятной концепции национальной политики за 20 с лишним лет так и не появилось

Российские власти продолжают считать национальной политикой только ситуацию на Северном Кавказе, предпочитая решать национальные проблемы с помощью силовиков и бюрократических жестов.

Пост заместителя руководителя управления внутренней политики (УВП) администрации президента займет выходец из ФСБ Михаил Белоусов, одновременно сообщили «Коммерсантъ» и «Ведомости» со ссылкой на свои источники. В новом назначении важно то, что Белоусов будет курировать департамент национальной политики.

Назначение отдельного человека на национальную политику в кремлевской администрации — вполне оправданный шаг.

Президент Владимир Путин еще в предвыборной статье обещал возродить отдельное ведомство, занимающееся «национальным вопросом». Однако в постсоветской России в разное время существовал и Миннац, и занимавшийся этими проблемами министр без портфеля Владимир Зорин. Но внятной концепции национальной политики за 20 с лишним лет так и не появилось. Не говоря уже о ее реализации.

Чекист Белоусов, которого Путин делает ответственным за национальную политику в кремлевской администрации, вроде бы имеет профессиональное представление о проблемах межнациональных отношений. В 2004 году он защитил в Волгограде диссертацию на тему «Этнические элиты Северного Кавказа: опыт социологического анализа». Кроме того, изучал идеологию джихада. В ФСБ Белоусов занимался борьбой с терроризмом. То есть его представления о национальной политике все-таки весьма специфичны — они замыкаются на проблематике Северного Кавказа и радикального ислама.

Но национальная политика в России не сводится к Северному Кавказу. Она охватывает межнациональные отношения по всей России и очевидную проблему отсутствия в стране единой гражданской нации:

будь то советский народ, который недавно приводил в качестве примера Владимир Путин на встрече с региональными омбудсменами, или американская нация, когда люди разных национальностей, при всех противоречиях, прежде всего ощущают себя американцами.

Задачами Белоусова называются создание системы по работе с общественными, культурными, религиозными автономными организациями, землячествами, диаспорами, конфессиями. Подробный план он должен представить президенту к концу года. В некотором смысле это кремлевский противовес Владиславу Суркову, недавно с теми же задачами получившему пост куратора национальной политики в правительстве.

Проблема в том, что Путин относится к национальной политике как к смеси нескончаемой спецоперации по борьбе с террористами и создания неких бюрократических структур. Все это некий набор силовых или административных действий, но не выстраивание экономических стимулов для развития того же Северного Кавказа. Хотя, например, проблемы ментального отделения от «материковой» России Калининградской области или Дальнего Востока не менее остры. Линия на экономическую интеграцию Северного Кавказа в тело новой России, обозначенная созданием Северо-Кавказского федерального округа и введением должности полпреда в ранге вице-премьера, пока не получает внятного развития. С того же Кавказа мы получаем новости либо про очередную контртеррористическую операцию, либо про территориальный конфликт между Чечней и Ингушетией.

Путину легче просто отдать Кавказ на откуп местным коррумпированным элитам и силовикам, чем придумывать содержательные способы формулирования национальной политики.

А развитие Дальнего Востока, для которого тоже создано отдельное министерство, может ограничиться уже проведенным с помпой и гигантскими расходами саммитом АТЭС.

Проблема радикального ислама, недавно напомнившая о себе в считавшемся тихим и спокойным Татарстане, конечно, важная составляющая национальной политики. Но не менее важные аспекты национальной политики — нарастающая ментальная разобщенность населяющих гигантскую территорию России людей на фоне объективного роста незаконной миграции и общей бедности. Межнациональные и экономические проблемы прорываются бытовыми убийствами на почве национальной ненависти. Попытками Чечни привлечь представителей духовенства на должности завучей — преподавателей ислама в школах в ответ на продавленное РПЦ преподавание в светских школах курса «Основ религиозных культур и светской этики». Постоянными драками футбольных фанатов кавказских, московских и питерских клубов.

Власти было важно иметь политически лояльные официальные религиозные организации и союзы диаспор. При этом миграционная политика давно сведена к элементарному бизнесу, коррумпирующему миграционные службы и полицию. И главное, не сформирован тот самый общий «ценностный код» россиян, о котором так любит говорить наш президент. Хватит ли навыков сформировать принципы национальной политики у очередного человека из ФСБ в кремлевской администрации, сказать трудно. У одного выходца из этого ведомства, вот уже третий срок занимающего пост президента России, это до сих пор не получилось.