Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Закрытое правительство

Владимир Путин консервирует систему ручного управления

«Газета.Ru» 22.05.2012, 16:35
Настоящее правительство теперь будет работать на Старой площади ИТАР-ТАСС
Настоящее правительство теперь будет работать на Старой площади

Назначения в администрации президента зафиксировали окончательный возврат к излюбленной путинской системе закрытого принятия решений. Россией по-прежнему будет реально управлять ограниченный круг приближенных Путина, а не конституционные органы власти — правительство и парламент.

Путин забрал в свою администрацию практически всех знаковых министров своего правительства — Татьяну Голикову, Эльвиру Набиуллину, Андрея Фурсенко, Юрия Трутнева. Игоря Щеголева и Игоря Левитина. Рашид Нургалиев получил должность заместителя секретаря Совета безопасности, также органа, напрямую подчиняющегося президенту. Повышенный до заместителя главы кремлевской администрации пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопрос о пока не случившемся назначении одной из ключевых фигур путинской команды, Игоря Сечина, заявил: «У него не может не быть роли».

Это очень точные слова: роль будет, даже если не будет официальной должности. Потому что при Путине роль важнее должности.

Кстати, важная роль для Игоря Сечина быстро нашлась — по распоряжению Дмитрия Медведева, он займет пост председателя правления крупнейшей российской нефтяной госкомании «Роснефть».

Все эти назначения и заявления подтверждают возврат к классическому путинскому варианту, когда правительство остается слабым и чисто техническим, не имеющим никакого политического веса, а страной реально управляет администрация президента. Орган, который не прописан законодательно и лишь одним предложением упомянут в Конституции, де-юре и де-факто не несет никакой ответственности перед населением, не подотчетен и не подконтролен ни одной из ветвей власти. Таким образом полностью нивелировано и без того вызывавшее содержательные сомнения обновление кабинета министров. Правительство остается старым, только теперь оно будет закрытым, а не открытым и переместится в Кремль. Это не две команды, не борьба внутри тандема, а четкое распределение ролей, и в главной роли Путин и Кремль.

Владимир Путин назначениями в свою администрацию предельно прямо дал понять обществу, что неизменным остается и другой его кадровый принцип — «своих не сдавать» независимо от качества их работы и отношения к его назначенцам населения. Такой принцип воспроизводится по всей вертикали власти.

Если ушедший в отставку под давлением общественности после грандиозного скандала с пытками в казанском отделе полиции «Дальний» с поста министра внутренних дел Татарстана Асгат Сафаров назначается почти сразу же на пост вице-премьера республики, почему не должен получить новую должность бывший патрон Сафарова Рашид Нургалиев?

Наконец, это прямой и откровенный ответ российской оппозиции, постоянно критикующей власть за ее предельную закрытость и кулуарное принятие ключевых решений. Путин не считает возможным играть в открытость власти и даже делать вид — в этом смысле он честнее Медведева. Состав путинской администрации не оставляет сомнений в том, что именно этот орган власти становится доминирующим в выработке реальной политики, законодательных инициатив и практическом управлении страной. Таким образом, Путин еще минимум на шесть лет пытается законсервировать систему вместо того, чтобы менять ее под давлением очевидно меняющихся внешних и внутренних, экономических и политических обстоятельств.

Власть в России опять будет осуществлять не имеющий никакого правового статуса орган — администрация президента. Правительство, которое имеет отдельный закон, детально описывающий его компетенции, опять остается не у дел, как это было во втором президентском сроке (в первом Путин еще вынужден был некоторое время иметь дело с ельцинским правительством).

Администрация президента как центр исполнительной власти, к слову, тоже ельцинская практика. Только Ельцин в отличие от Путина никогда не имел полностью подконтрольного парламента. К тому же кремлевская администрация при Ельцине действовала в переходный момент истории, когда учреждалось новое государство, у которого элементарно не было своих законов — оставались законы распавшегося СССР.

Путин же наследует традицию кулуарного правления в условиях, когда базовые законы приняты, разделение властей законодательно прописано, а сами институты власти (за исключением так и остающейся межумочной кремлевской администрации, у которой юридически нет ни прав, ни обязанностей) созданы и давно действуют.

Теоретически еще можно спорить о том, будет ли старый президент модернизировать страну. Все-таки формально Путин только начал свое новое президентство. Но то, что он не стал менять ручного способа управления страной, очевидно уже сейчас. Никакой модернизации госвласти при Путине не будет, что бы ни говорили по этому поводу его сторонники.