Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Первый» уполномочен заявить

История о готовившихся терактах против Путина хорошо ложится на «военизированную» логику его кампании

«Газета.Ru» 27.02.2012, 18:47
Сообщение о предотвращенном покушении на Путина - попытка мобилизации электората ИТАР-ТАСС
Сообщение о предотвращенном покушении на Путина - попытка мобилизации электората

Время и место появления репортажа о подготовке покушения на кандидата в президенты России Владимира Путина независимо от степени достоверности этой информации делает ее предвыборным политическим ходом.

Одно из главных провластных СМИ России, Первый канал за неделю до выборов президента показал репортаж о том, как спецслужбам Украины и России в ходе совместной операции удалось сорвать покушение на Владимира Путина, которое должно было произойти уже после президентских выборов.

Судить о степени достоверности информации, что задержанные (в репортаже цитируется фрагмент показаний лишь одного из них — Ильи Пьянзина) действительно собирались взорвать российского премьера, по этому сюжету невозможно. Точно так же, как нет никаких оснований уверять, что никакого покушения не готовилось и все это исключительно предвыборный пиар-ход — распространенное мнение среди пользователей соцсетей.

Скепсис блогосферы понятен. Сразу после сюжета Первого канала интернет заполонили ссылки на публикации, сообщавшие, что с 2000 года на Владимира Путина было совершено аж 12 покушений. Однако, хотя о двух из них, как напоминает «Коммерсантъ», тоже было объявлено незадолго до выборов 2000 и 2003 годов, подробности расследований этих инцидентов за прошедшие годы так и не стали достоянием широкой общественности.

То, что сейчас, когда расследование очередного покушения еще идет полным ходом, его детали уже обнародуются, причем федеральным телеканалом, не может не вызывать недоумения. Скепсис усиливает и то, что в репортаже есть все атрибуты контекста, который российская власть и лично Владимир Путин уже неоднократно использовали в целях политического самопиара. Есть Доку Умаров, сейчас являющийся главной и последней сколько-нибудь известной обществу персоной кавказского террористического подполья. Есть лондонский след (Лондон, как и Вашингтон, в российской пропаганде является главным городом обитания «мировой закулисы»): задержанный украинскими спецслужбами в начале февраля Адам Осмаев долгое время жил в британской столице. «Именно Осмаев, до этого долгое время живший за границей в Лондоне, был связником террористов в Одессе и инструктором. Он должен был обучить их и переправить в Москву. Весь план подготовки оперативники нашли в его ноутбуке», — сообщает в своем репортаже корреспондент Первого канала. Наконец, есть доблестные спецслужбы, на которые делает основную политическую ставку кандидат и которые предотвратили возможный теракт против будущего первого лица государства с непредсказуемыми последствиями.

То, что эти разоблачения транслируется на всю страну менее чем за неделю до президентских выборов, делает репортаж Первого канала похожим на часть операции по информационному обеспечению мобилизации путинского электората. Причем операции, проведенной в лучших традициях самого Путина и его коллег по ФСБ.

Очевидно, что если бы власть захотела утаить любые сведения об этой спецоперации и о планах покушения на Путина, она бы это обязательно сделала. Такие журналистские «эксклюзивы» бывают крайне редко. Причем не только в России. Когда речь идет о секретных операциях спецслужб, тем более связанных с жизнью и здоровьем первых лиц государства, подобная информация появляется лишь как официальное сообщение соответствующих пресс-служб или как преднамеренная утечка. Последнее всегда делается с определенными целями. Появление утечки о покушении на Путина за неделю до выборов не может не быть политически мотивированной. Сознательный характер информационного вброса о предотвращенном покушении подтвердил и экс-заместитель главы Службы безопасности Украины (СБУ) Александр Скибинецкий.

И в данном случае политический мотив вполне очевиден. Все социологические службы независимо от их ангажированности властью сулят победу Путину, причем уже в первом туре. Единственное, что, по оценкам социологов, ставит под сомнение эту победу, — уверенность в ней не только твердых противников кандидата, но и его реальных сторонников. Они могут просто не прийти на выборы 4 марта, решив, что Путин все равно выиграет.

Репортаж о покушении мобилизует как раз сторонников Путина, показывая, что не так все просто, что их любимый кандидат под ударом, что международный терроризм готов повернуть вспять историю страны.

На антипутинский электорат такая агитация и не рассчитана — на него она как раз произвела обратное впечатление, вызвав очередную волну недоверия любой официальной информации. Что, учитывая повод и накал предвыборных страстей, было вполне ожидаемо.

Таким образом, пропагандистский рупор власти за неделю до выборов предпринимает откровенную попытку заставить путинских избирателей не расслабляться, прийти на выборы и тем самым способствовать победе своего кандидата уже в первом туре. Второй тур явно не вписывается в сценарий избирательной кампании штаба Путина и самого кандидата, поскольку в их сознании является синонимом фактического поражения.

После выступления Владимира Путина на митинге своих сторонников в «Лужниках», которое было выдержано в тонах последней решающей «битвы под Москвой», репортаж о покушении прекрасно ложится на такую «военизированную» логику кампании.

Это не очередные президентские выборы — это финальная битва абсолютного героя с абсолютным злом. А корни этого зла — международный терроризм, нашедший пристанище на враждебном России Западе.

Можно только гадать, узнаем ли мы еще какие-то подробности успешной операции спецслужб России и Украины после президентских выборов, если они завершатся в первом туре с необходимым власти результатом. Судя по тому, как в России спецслужбы расследовали действительно резонансные совершенные теракты — от «Норд-оста» до Беслана — и информировали общество о прежних покушениях на Путина, надежд на это немного. Но теперь отсутствие информации по делу об этом покушении после выборов будет дополнительным свидетельством того, что мы имели дело с традиционным для нынешней российской власти способом политической мобилизации сторонников.