Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Бумажный меч правосудия

Генпрокурор недоволен антикоррупционной статистикой

«Газета.Ru» 21.02.2012, 16:21
Юрий Чайка недоволен ходом борьбы с коррупцией ИТАР-ТАСС
Юрий Чайка недоволен ходом борьбы с коррупцией

Пока бороться с коррупцией и преступностью будут «правильной отчетностью», ситуация не улучшится.

Генеральный прокурор Юрий Чайка раскритиковал усилия по борьбе с коррупцией, предпринимаемые правоохранительной системой. Он обвинил и своих подчиненных, и другие ведомства в том, что они занимаются «подменой реального противодействия взяточничеству формированием статистических показателей». Казалось бы, о чем тут спорить? Ведь действительно занимаются. Не только, кстати, в антикоррупционной деятельности, но и вообще в борьбе с преступностью. Так что все правильно. Беда только в том, что то, что Чайка разоблачает, он же сам и практикует.

«Формирование статистических показателей», известное еще и как палочная система отчетности, как говорят очень многие, является одной из главных причин глубокого упадка правоохранной сферы в России.

Такая отчетность побуждает полицию, следствие и прокуратуру, да и в конечном итоге суды «сдавать план по валу», в том числе фальсифицируя преступления, имитируя расследования, штампуя приговоры по аппаратным, бюрократическим соображениям.

Вопрос в том, почему бы от этой причины не избавиться? Ведь это, казалось бы, должно быть по силам высокому начальству и тем более опирающемуся на него политическому руководству. Речь ведь идет не о каких-нибудь запусках «Булавы», «Фобосов» или создании российского айфона, а о родных нашему руководству сферах бумагооборота и кадровой политики. Не то чтобы это было просто, разумеется. Репрессивная машина, если уж держать ее такой, какая она есть, – строго централизованной, колоссальной по размерам, глубоко проникающей в хозяйственную деятельность граждан, – требует настройки. Но уж в этом-то профессиональные управленцы, возглавляющие сейчас ключевые государственные органы и не видящие себе альтернативы, должны разбираться отлично…

Как они разбираются, видно на примере многих абсурдных дел внутри самого этого аппарата государственного подавления. Только что Тверской суд отказал обвиняемому по делу о крышевании подмосковных казино экс-прокурору Владимиру Глебову в его требовании отдать наконец себя самого под суд (притом, что Глебов признает свою вину) и вернул его дело следствию. С подачи, естественно, Генпрокуратуры, о противостоянии которой со Следственным комитетом давно известно. Глебов рассчитывает, очевидно, легко отделаться, поскольку сотрудничал со следствием, а оно, судя по всему, со своей стороны готово пойти ему навстречу. А Генпрокуратура с этим смириться не может. И через суд отказывает Глебову в осуждении.

Дело тут даже не в том, кто прав, а кто нет, а в том, что это театр абсурда. Поскольку его разыгрывают публично,

зрители бы, наверное, хохотали, глядя на это представление, если бы актеры не обладали административной властью над их судьбой. Противостояние двух аппаратов насилия, конкуренция прокуроров и следователей, разбирающихся теперь уже в судах, – куда уж дальше.

Вот на таком фоне шеф прокуратуры Чайка критикует палочную систему отчетности. Повторим – справедливо. Но ужас состоит в том, что, устраивая разгон подчиненным за плохую борьбу с коррупцией, он тут же к тем же стандартам и прибегает: «В некоторых регионах данная работа практически провалена. Так, в Тверской области за весь год выявлено всего 22 факта получения взятки, в Липецкой области – лишь 19». А надо, что, больше? План не выполнен?

Получается, что весь этот гигантский аппарат, глубоко погруженный и в коммерцию, и во внутренние разборки, вместо того, чтобы оказывать населению услуги по противостоянию преступности, а в том числе и коррупции, занят сведением отчетности. Если бы работник сферы обслуживания попытался взять деньги с клиента не за починенные, например, сапоги, а на основании отчета о проделанной работе, клиент бы его не понял. И не заплатил бы ни копейки. Наше общество, очевидно, клиентом государственного обслуживания не считается, поэтому его издержки на содержание вот такой прокуратуры, такого следствия и таких судов принимаются как должное. Как оброк.

Сильным административным решением был бы полный отказ от палочной системы в работе всех правоохранительных органов и переход к анализу криминогенной обстановки, а при борьбе с коррупцией – к оценке того, насколько комфортно чувствует себя предприниматель.

Казалось бы, это именно что административный вопрос. Однако такой поворот выбьет почву из-под ног у всей системы, лишит ее целеполагания. Сразу встанет вопрос, а за какие заслуги те или иные лица занимают свои ответственные должности? Как показывает пример того же Чайки, в одном выступлении умудряющегося критиковать палочную систему и апеллировать к ее показателям, придется перестраивать мозги. Если, конечно, считать, что их носители незаменимы.