Одно тухлое яйцо

Без отказа от ручного управления страну не изменить



Михаил Субботин

Михаил Субботин

из личного архива автора
Устраивать гала-парад политиков, партий и идей можно только после того, как выборное законодательство будет приведено в человеческий вид, а судебная система будет судить, а не штамповать решения.

Как за многочисленными ничего не значащими частностями не упустить главное, как понять, где разговор по существу, а где – по приколу? Есть старая присказка о том, что для того, чтобы не есть яичницу, достаточно знать, что одно яйцо в ней было тухлым. Вот и избирателю предстоит научиться с особой тщательностью подходить к выбору основного продукта, из которого ему готовят политическую яичницу, – к выбору яиц.

По будапештскому счету

Из Венгрии нам сообщают, что премьер-министр Виктор Орбан заявил, что будет добиваться отмены парламентом части положений введенного с января 2012 года закона о народном банке, который вызвал конфликт в отношениях с ЕС. Гордый Орбан, который уже успел разорвать связи с МВФ, дал понять, что готов рассмотреть поправки в законодательство о налогообложении и госдолге, изменить закон о конфиденциальности информации и привести его в соответствие требованиям ЕС, хотя и отстаивает решение о снижении пенсионного возраста судей.

В ЕС утверждали, что в Будапеште нарушают принятый в ЕС принцип неподконтрольности центробанков правительствам, а правительство Орбана фактически пытается подчинить себе народный банк. Европейцам не понравился и новый закон о снижении пенсионного возраста судей с 70 до 62 лет, который угрожает принципу судебной независимости и дает возможность правому правительству Орбана избавиться от судей, назначенных прежней левоцентристской администрацией: в результате с работы выгонят около 300 сотрудников органов юстиции. А ведь, казалось бы, судей всего лишь «подравняли» до возраста выхода на пенсию по стране, и потому критика демократических принципов Орбана идеологически мотивированна...

Наконец, в неугомонном ЕС сочли, что и новая конституция, написанная сторонниками партии ФИДЕС и проведенная в парламенте в прошлом году, дает слишком большую власть правительству и подрывает власть народа. Раз Венгрия пришла в Европу, тогда Европа идет к ней!

С начала 2012 года экономическая ситуация в Венгрии стала ухудшаться, ускорилась девальвация национальной валюты, цена заимствований для правительства стала расти, но ЕС и МВФ до урегулирования разногласий Будапешта с Брюсселем отказались вести переговоры о выделении необходимой финансовой помощи и пригрозили, что могут последовать и другие санкции. Венгрии был дан месяц на то, чтобы учесть претензии, а председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу, выступая в Европарламенте 17 января, пообещал подать на Будапешт в Европейский суд из-за нарушения Венгрией договоров ЕС.

«По будапештскому счету» проблема легитимности российской власти, которую активно обсуждают в последнее время, не стоит в принципе! Можно обсуждать только форму санкций в отношении страны, которая подписала и ратифицировала (№ 54-ФЗ от 30.03.1998 г.), но не исполняет Конвенцию о защите прав человека и основных свобод.%

Ведь в Конституции РФ «черным по белому»: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». (Статья 15, часть 4.)

Вот так выглядят на самом деле наши якобы сугубо «внутренние дела», в которые все время лезут иноземцы. Россия сама пришла в Европу, теперь Европа идет к нам!

Напомним, что конвенция и ее протоколы гарантируют право на:
— жизнь, свободу и неприкосновенность личности;
— справедливое судебное разбирательство по гражданским и уголовным делам;
— участие и выдвижение своей кандидатуры на выборах;
— свободу мысли, совести и религии;
— свободу выражения мнения (включая свободу средств массовой информации);
— имущество и свободу распоряжаться собственностью;
— свободу собраний и объединений.

Поэтому для того, чтобы усомниться в легитимности выборов в российский парламент или президента страны, вовсе не нужны ни наблюдатели, ни дорогостоящие камеры предварительного наблюдения за урнами, ни тщательные подсчеты эфирного времени, отведенного кандидатам и т. п. – достаточно просто прочитать действующие законы, которые составляют современное российское избирательное право. И сделать вывод о том, что оно, это право, дурно пахнет, потому что это яйцо тухлое.

Именно потому, что оно тухлое, и был внесен президентский пакет поправок о регистрации новых партий, условиях участия в будущих выборах, выборах губернаторов... И даже было заявлено, что перечень этих новаций открытый. Но жить-то все равно предлагается согласно выборам по прежним, «тухлым» законам. Вот, например, «Яблоко» даже при всех фальсификациях на выборах набрало больше 2-х млн голосов, но в Думе все равно не будет представлено, а Явлинский собрал 2 млн подписей (реальных, но не так оформленных), а ему отказано в участии в выборах – мнение больше 2-х миллионов российских граждан отправлено в мусорную корзину. Этим можно пренебречь?

Оцифрованный суд

Недавно на сайте Московского городского суда была опубликована статья, в которой говорится о том, что московские суды на самом деле значительно объективнее, чем принято считать, а негативное отношение к судам «формирует «экспертная группа» юридически безграмотных и агрессивно настроенных людей». Это открытие сделала глава пресс-службы Мосгорсуда Анна Усачева. Она еще написала про «огульных критиканов судебной системы», которые яркого слова ради запускают в оборот обидные термины типа «басманного правосудия». Но главное в ее аргументации – это, конечно же, статистика.

«В 2011 году столичные судьи… рассмотрели уголовные дела в отношении 35 тысяч 626 лиц, 239 человек оправдано, 28 тысяч 963 осуждено. Получаем примерно 0,7% оправдательных приговоров… Убираем из общего количества дела, рассматриваемые судьями в особом порядке. Ясно, что в этом случае оправдательный приговор будет скорее исключением. Получается, что только дела в отношении 17 тысяч 680 рассмотрены в обычном порядке разбирательства. И теперь высчитываем от этого количества процент оправдательных приговоров – 1,4%», — с искренней радостью заключает глава пресс-службы. Ну, полтора процента, конечно же, радикально меняют дело…

В самом деле, «если б, согласно судебной статистике, мы имели оправдательных приговоров столько же, сколько и обвинительных, наши следственные органы надо было бы разогнать», ведь «получилось бы, что человек незаконно подвергался преследованию, следствию и обвинениям в свой адрес. Потом испытывает на себе роль подсудимого и в конечном итоге выигрывает у правоохранительной машины государства. То есть государство в лице следственного органа ошиблось, привлекая его к ответственности». Т. е. можно бороться с ошибками, но лучше их не замечать?!

Неужели эта дама права, и цель российского суда состоит не в том, чтобы восторжествовал закон, а чтобы показать, что человек был репрессирован законно? Что государство вообще не ошибается? И «просто так» у нас в стране никого не сажают? Ведь даже первые лица государства убеждены, что, например, претенденты на помилование должны прежде признать свою вину.

А если они считают, что произошла судебная ошибка, то помилования недостойны. Пусть лучше вопреки своим убеждениям они займутся самооговором – и тогда свобода станет для них реальностью? Да и вообще какие такие недовыбитые за годы отсидки собственные убеждения могут оставаться у отечественного зека? Сказали признавать – признавай! И нечего кочевряжиться.

Кстати, есть и другие оценки, согласно которым в тех самых 0,7% оправдательных приговорах 0,5% — это дела, которые рассматривались мировыми судьями да судами присяжных, а из оставшихся — до 40% оправдательных приговоров обжалуются и направляются на новый круг. Так что за вычетом тех, у кого хватило денег или связей отбиться, усачевское оправдание уходит в нуль, а суд просто штампует то, что ему представлено следствием. Выстроена «система ниппель»: если кто в нее попал, то все, выпускать никого не велено. Это означает, что собственно самого суда как независимого института в стране вообще нет?! Яйцо тухлое?

Люди и программы

На фоне разгула площадной демократии все время слышится: с кем должна разговаривать власть, что должно стать предметом обсуждения, где у оппозиции вменяемые лидеры и конструктивные идеи?

Можно, конечно, начать отвечать серьезно, как читают стихи дети в детском саду – встав на табуретку, чтобы их все видели: нужно изменение условий выбора на выборах, изменение системы правосудия, когда возникает верховенство права, подрыв коррупции путем создания демократических институтов на месте убогой вертикали власти, которая, собственно, и порождает коррупцию (при сохранении вертикали с коррупцией можно бороться вечно, отрубая щупальца и жертвуя стрелочниками). Наконец, в нашей сырьевой стране ключевой экономической проблемой является процедура создания, присвоения и использования природной ренты – если отработана вся цепочка, которая дает стимулы предпринимателям, позволяет собирать платежи и обеспечивает гражданский контроль за их распределением, то что еще надо?

Какая еще нужна программа, когда понятно, что предварительно должны быть проведены институциональные реформы, обеспечивающие гарантии реализации конституционных прав граждан? Все давным-давно сказано.

Однако страна все больше переходит на ручное управление: годы идут, а желания лично рулить у высших чиновников меньше не становится.

При ручном управлении все держится на рулевом. Поэтому сам по себе разговор о зависимости страны от конкретной личности, без которой все сразу пропадет, спустя 12 лет единоличного правления этой личности лучше всяких иных аргументов свидетельствует о банкротстве госполитики, о том, что институты в стране лучше не становятся, а, напротив, идут прямой дорогой к разложению.

Проблема дефицита людей и идей разрешается так же, как и со всяким иным дефицитом, – свобода и процедуры. Дефицит товара заставляет торговать из-под прилавка и с заднего входа магазина. По блату или за отдельные деньги. Отпускаете цены – товар становится выгодно производить, его нет смысла держать под прилавком. Сохраняете дефицитную экономику, тогда фантазия покупателя будет в диапазоне от пирамидона до жигулевского пива. Как там было у Жванецкого «На складе»: «Я не знаю, что вам нужно. – Hу что мне нужно, что мне нужно? Мне нужно... Ой, ой... ой, ну что мне нужно. Господи, а что у вас есть? — Что вам нужно? – Hу что мне нужно?... Hу лекарства какие-нибудь. — Какие? — А какие у вас есть? — А какие вам нужно? — Hу... (всхлип) пирамидон».

Бессмысленно требовать от покупателя, чтобы именно он сказал, чего хочет: выложите товар на прилавки, дайте возможность выбирать, он, глядишь, и сам разберется, что ему подойдет на вкус и цвет. Все произойдет очень быстро: откуда ни возьмись появятся люди и идеи. Даже из чрева самой партии власти! Ведь сегодня первый же из тех, кто признается, что он самый умный, вылетит из едреной когорты, как говорила моя дочь, «вверх кармашками». И дело кончится для него пустыми кармашками, а то и еще чем похуже… В этом смысле

глупо противопоставлять тех, кто при власти, и оппозиционных лидеров. Потому что и те, кто якобы при власти, не более чем пешки, которые не смеют высунуться и показать¸ что они умнее своего начальства и собственное мнение имеют.

Потому устраивать гала-парад политиков, партий и идей можно не раньше, чем выборное законодательство будет приведено в человеческий вид, а судебная система будет судить, а не штамповать решения. Нужно, чтобы политический «прилавок» наполнился, а для этого людей и идеи вынули из-под него…

Сменяемость подряд

По-своему занимательными оказались дискуссии последнего времени относительно слова «подряд» в нашей Конституции: согласно части 3 статьи 81, «одно и то же лицо не может занимать должность президента Российской Федерации более двух сроков подряд». Мол, нет ведь прямого запрета избираться «не подряд», а «по очереди» — через срок-другой! Да мало ли чего не сказано в Конституции… Например, что нельзя править пожизненно или передавать власть по наследству. И что из этого следует?

Математики сходят с ума: если Путина выберут на третий срок, то он будет занимать пост: а) «менее двух сроков подряд»; или все же б) «более двух сроков подряд»? Остряки им отвечают: если одно и то же лицо не имеет права выпить водки более двух рюмок подряд (без закуски), то станет ли конституционным преступлением попытка выпить когда-нибудь в будущем еще хотя бы одну рюмку водки?

Споры относительно фразы, выдернутой из контекста, уводят от обсуждения существа проблемы: Конституция устанавливает правила сменяемости или можно подвергнуть сомнению сам принцип сменяемости власти? Вопрос не в интерпретации филологами или юристами слова «подряд», а в соответствии этого слова принципу сменяемости власти: если она может сменяться только формально, а на самом деле удерживаться в одних руках сколько здоровье позволит, то вся Конституция превращается в пустую формальность – ну должна же у всякой страны быть какая-то Конституция…

Или все-таки должна быть обеспечена реальная сменяемость власти, а третий срок – это нарушение Конституции и узурпация власти?

Если есть сомнения в праве фаворита выборов на само право баллотироваться, то как можно в принципе обеспечить в этих условиях пресловутые «честные выборы», которых требуют буквально все? До «легитимности» ли тут?

…Итак, проверить свежесть яиц совсем не сложно. Обратите внимание на скорлупу, она должна быть не блестящая, а ровного, матового цвета. Взвесьте яйцо в руке — оно не должно быть слишком легким. Потрясите возле уха: вы не должны услышать ровным счетом ничего, так как в свежем яйце желток неподвижен. Опустите яйцо в воду: всплывшие яйца нужно выбросить — они не годятся для приготовления пищи.