Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Выборы по вертикали

Семилетний опыт назначения губернаторов свидетельствует: после возврата прямых выборов хуже точно не будет

«Газета.Ru» 16.01.2012, 18:51
Кремль решил вернуть выборы губернаторов ИТАР-ТАСС
Кремль решил вернуть выборы губернаторов

Если внесенный президентом Медведевым закон о прямых выборах губернаторов будет принят в нынешней редакции, то при всех издержках и противоречиях формулировок он может стать серьезным прорывом к новой политической системе. При этом Путину в случае возвращения в Кремль придется иметь дело с абсолютно новыми для него или давно забытыми политическими реалиями.

Сам факт внесения в Госдуму действующим президентом, а не парламентской оппозицией закона, возвращающего прямые выборы губернаторов, означает публичное признание необходимости демонтажа так называемой путинской вертикали.

Став в 2000 году главой государства, Путин начал последовательно снижать влияние региональных элит:

сначала появились федеральные округа во главе с полпредами президента; затем из Совета федерации были изгнаны губернаторы и главы региональных законодательных собраний. Регионы стали делегировать в верхнюю палату парламента согласованных с Кремлем представителей региональной исполнительной и законодательной власти, которые зачастую не имели никакого отношения к региону «прописки» (как, например, бессменный сенатор Людмила Нарусова, защищавшая в СФ сначала интересы Тувы, а затем Брянской области). Кульминацией встраивания региональных элит в новую вертикаль власти стала отмена прямых губернаторских выборов после теракта в Беслане в сентябре 2004 года. Параллельно шел процесс лишения регионов серьезных бюджетных полномочий — доходы перераспределялись в пользу федерального центра, который таким образом аккумулировал в своих руках и власть, и деньги.

За семь лет существования жесткой вертикали, возможно, и самому федеральному центру стала очевидна ее неэффективность.

Назначаемые в регионы «варяги» привозили свои управленческие команды и, как правило, ссорились с местными бизнес- и чиновными элитами. В богатых регионах пришлые губернаторы старались максимально поживиться, подминая под себя все интересные бизнесы. В бедных субъектах им приходилось довольствоваться освоением бюджетных потоков, идущих из центра, что тоже не могло вызвать симпатий со стороны местного населения. В любом случае развитие регионов явно не входило в число приоритетов большинства из назначенных Кремлем губернаторов. Некоторых глав регионов пришлось спешно убирать со своих постов во избежание массовых народных волнений (так было в Ингушетии с Муратом Зязиковым и в Калининградской области с Георгием Боосом). В свою очередь, увольнение выстроивших свои финансовые региональные империи во время ельцинской вольницы политических тяжеловесов вроде Росселя, Рахимова и Лужкова требовало от власти больших аппаратных усилий. А пришедшие им на смену главы регионов пока явно проигрывают в эффективности предшественникам при всех издержках прежней региональной коррупции.

До массовых митингов конца прошлого года федеральная власть утверждала, что к выборам губернаторов возвращаться не намерена. Однако вдруг резко передумала. Вряд ли внезапное осознание необходимости перемен произошло именно под влиянием Болотной. Скорее поствыборные митинги стали еще одним аргументом в пользу того, что система сбоит, недовольство растет и нужно что-то менять. В любом случае семилетний опыт назначения губернаторов свидетельствует: после возврата прямых выборов хуже точно не будет. По крайней мере,

у федеральной власти появится возможность снять с себя часть ответственности за положение отдельных территорий и, дав жителям регионов возможность поменять надоевших губернаторов, снизить градус недовольства на местах.

Впрочем, как это последние годы неоднократно происходило с инициативами сверху, велик риск того, что анонсированный возврат прямых губернаторских выборов окажется декоративной штукатуркой все той же самой властной вертикали. Если власть будет проводить губернаторские выборы по-чуровски, в них будет не больше смысла, чем в нынешней процедуре назначения глав регионов сверху. Возможно, Кремль рассчитывает, что с помощью тех же избирательных технологий, административных рычагов и т. п. и при новом порядке будет иметь, по крайней мере, в большинстве регионов абсолютно лояльных губернаторов.

Но ситуация с лояльностью, в случае если губернатор, пусть и формально, получил карт-бланш от народа, а не от Кремля, может поменяться. И не исключено, что это случится при первых же экономических потрясениях, которые с учетом состояния национальной и мировой экономики в России весьма вероятны. И тогда еще вчера абсолютно верные вертикали губернаторы станут фрондировать, как это было в конце 90-х, когда ранее поддерживавшие Ельцина региональные тяжеловесы (тот же Лужков, Шаймиев, Рахимов) перешли в открытую оппозицию к Кремлю.

Путин к такого рода политическим маневрам совершенно не привык. К тому же

губернаторские выборы будут означать дальнейшее вовлечение в реальную политику самих граждан, с чем российская власть последовательно боролась все последние годы. Научившись спрашивать с региональной власти и менять ее, граждане смогут более жестко потребовать той же возможности применительно к власти федеральной.

Так, вопреки замыслу, новая система может стать вызовом для Путина, возвращающегося на пост президента.

В любом случае, пусть пока на уровне слов и сырых законопроектов, демонтаж путинской вертикали власти начался. И, возможно, самому Путину предстоит создавать новую систему управления страной.