Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Зима подвижного льда

Готовясь к выборам, Путин лавирует между авторитаризмом и реформаторством

«Газета.Ru» 28.12.2011, 17:58
Пока ответ власти на акции протеста выглядит как отписка на жалобу гражданина ИТАР-ТАСС
Пока ответ власти на акции протеста выглядит как отписка на жалобу гражданина

Власть ответила митингующим площадям обещанием либеральных реформ и усилением своих рядов проверенными кадрами антилиберального толка.

Власть в общих чертах закончила формулировать ответ на требования рекордных митингов протеста в новейшей истории России. Либеральную часть этого ответа озвучивает Дмитрий Медведев, охранительную — Владимир Путин, хотя очевидно, что речь идет о единой политической линии. И это именно линия Путина, который намерен через три месяца официально оформить с помощью выборов свой третий президентский срок.

Президент Дмитрий Медведев подписал перечень поручений по реализации своего последнего послания Федеральному собранию и установил сроки, в которые должны быть внесены законопроекты об одномандатных округах, выборах губернаторов и предложения по созданию общественного телевидения.

Это, по мнению Кремля, является элементами либерализации политической системы.

К 15 февраля главе президентской администрации Сергею Иванову поручено представить для внесения в Госдуму проекты федеральных законов, предусматривающих «выборы высших должностных лиц (руководителей высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации на основе волеизъявления граждан данных регионов». Будет ли действовать президентский фильтр при отборе кандидатов на губернаторских выборах или население сможет голосовать за кандидатов, предложенных всеми партиями, пока непонятно. Также действующий президент к февралю ожидает поправки об «изменении системы выборов в Государственную думу, исходя из необходимости установления пропорционального представительства избирателей по 225 территориальным округам». К 15 апреля — то есть уже после президентских выборов, но еще до инаугурации нового главы государства — должен быть подготовлен законопроект, устанавливающий систему контроля над крупными расходами «лиц, занимающих государственные должности». Наконец, к марту должны быть представлены предложения по созданию общественного телевидения. Речь идет о возможности появления такого телевидения «на базе одного из федеральных каналов». Законопроекты, упрощающие процедуру регистрации политических партий, Медведев уже внес в Госдуму в конце прошлой недели.

Это либеральная часть ответа на акции протеста, которые, согласно последнему опросу Левада-центра, поддерживают 44% россиян.

К либеральной части также можно отнести высказанную на традиционной «прямой линии» с гражданами самим премьером идею оснащения всех выборных участков к 4 марта прозрачными урнами и веб-камерами

Кроме того, внимания заслуживает заявление Путина, сделанное на сегодняшней встрече с журналистами, что в качестве новогоднего подарка россиянам он хотел бы положитьпод елку «честные выборы президента 2012 года».

Однако из всего этого либерального ряда предложений и идей, которые можно было бы расценить как готовность идти на уступки «рассерженным гражданам» с Болотной и Сахарова, выбиваются последние тренды кадровой политики. Перевод конструктора действующей политической системы Владислава Суркова из администрации президента на должность вице-премьера по модернизации и инновациям можно было бы считать еще одним компромиссом с общественным мнением. Но новые назначения не дают возможности трактовать перестановки в таком ключе. Преемником Суркова стал лично преданный Путину и полностью обязанный ему своей политической карьерой Вячеслав Володин. И если Сурков при всей его мрачной роли в создании вертикали власти и квазипартийной системы мастер политических комбинаций и компромиссов, то Володин известен своей прямолинейной авторитарной линией в бытность одним из руководителей «Единой России» и главой аппарата правительства. Кроме того, Володин является вдохновителем и куратором проекта «Общероссийского народного фронта» — надпартийного внеконституционного образования, которое может стать политической опорой Путина в случае его возвращения в Кремль вместе c (или, скорее, вместо) «Единой Россией».

Между тем теперь именно к Володину переходят функции надзора над политической системой, что вызывает сомнения в желании власти действительно сделать эту систему более прозрачной и конкурентной.

В том же ряду концентрации во власти силовиков и политиков с явно антилиберальными взглядами назначение Сергея Иванова главой кремлевской администрации и Дмитрия Рогозина оборонным вице-премьером.

Наконец, и сам Владимир Путин последовательно проводит линию публичного игнорирования оппозиции и участников митингов протеста как фактора реальной российской политики. Сначала, после Болотной, он назвал протестующих бандерлогами, а после митинга на проспекте Сахарова исключил возможность каких-либо переговоров с оппозицией, обвинив ее в отсутствии идей и лидеров (на сегодняшней встрече с журналистами он, правда, выразился более обтекаемо). К тому же Путин жестко дал понять, что пересмотра парламентских выборов, ставших детонатором не виданных в ХХI веке акций протеста против власти в России, не будет: «Выборы в Госдуму закончились. Все парламентские фракции начали работу, избран спикер. Дума функционирует. И никаких разговоров о каких-то пересмотрах невозможно вести».

Понятно, что за три месяца до президентских выборов ситуация теоретически может измениться, но пока ответ власти на акции протеста выглядит как классический бюрократический ответ на конкретную жалобу гражданина.

Все меры по либерализации неоднозначны и отнесены по срокам на период после президентских выборов. Все конкретные и требующие быстрых решений требования (отмена итогов думских выборов, отставка Чурова) проигнорированы.

А все реальные действия и кадровые решения пока едва ли могут свидетельствовать о желании власти сделать политическую систему более эффективной и демократичной.

С другой стороны, менее месяца назад невозможно было представить, что власть пойдет даже на такие политические реформы. Ситуация очень подвижна, и за последние 3 недели произошло больше политических перемен, чем за последние 3 года. Поэтому единственное, что однозначно можно сказать по итогам всех этих событий: «Лед тронулся!»