Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Честные выборы — лучшая политика

Даже при наличии многих партий, если считать голоса будут по-прежнему, ничего не изменится

из личного архива
Как показывает исторический опыт, вслед за фальсификациями на выборах нередко следуют неприятности в экономике.

Результаты прошедших выборов в Госдуму были утверждены ЦИКом, несмотря на протесты, вызванные многочисленными фальсификациями. Отменить это решение в рамках действующего законодательства практически невозможно, так как для этого надо, чтобы суды признали недействительными результаты выборов на десятках тысяч избирательных участков. Тем не менее протесты продолжаются, и в этих действиях есть глубокий смысл.

Люди мирным путем хотят добиться того, чтобы власти их уважали и учитывали их мнение в дальнейшем. Честно проведенные выборы показывают отношение миллионов граждан к правящей и оппозиционным партиям.

И они могут служить эффективным механизмом обратной связи, который позволяет корректировать политику властей.

Семь суток голосования

Для того чтобы оценить перспективы движения за прекращение фальсификаций на выборах, полезно обратиться к советскому опыту периода НЭПа, когда проблема нарушений на выборах также публично обсуждалась и были сделаны попытки их устранить. Речь шла прежде всего о выборах в сельсоветы, ибо большинство населения проживало в сельской местности.

Первые годы после введения в 1921 году НЭПа крестьяне, поглощенные восстановлением своих хозяйств, мало внимания уделяли политическим вопросам. В то же время правящая компартия отмечала, что, сделав уступки в экономической сфере, она не будет делать их в политической, сохраняя монополию на власть. Это, в частности, проявлялось в том, что

на выборах, которые проходили на избирательных собраниях открытым голосованием, навязывались списки кандидатов, заранее подготовленные местными партийными органами вместе с уполномоченным из вышестоящего органа исполнительной власти.

При подчиненном положении выборных советов неизбежен был и произвол местных органов власти по отношению к крестьянству в разных сферах жизни на селе.

Постепенно этот произвол стал вызывать все большее недовольство в деревне. Его показателем явилось жестоко подавленное восстание в Грузии в августе 1924 года, а также многочисленные случаи проявления недовольства по всей стране, в частности, отказ приходить на выборные собрания в ходе кампании в конце 1924 года после того, как крестьяне убедились в бесполезности попыток провести своих кандидатов. Так, в 78% губерний на выборы явилось меньше 35% избирателей, тогда как в 1923 году таких губерний было в два с половиной раза меньше — 32%.

В печати того времени немало показательных примеров давления на крестьян в ходе выборов 1924 года. Так, в одном из сел Сибири выборы проводились аж семь суток. В первый день на собрание пришли все крестьяне. Когда они отказались голосовать за предложенный список, собрание закрыли и перенесли на следующий день. На второй день пришло меньше крестьян, но они также не пожелали голосовать как надо. Заседание опять перенесли. И так семь дней подряд. На седьмой день из крестьян почти никто не пришел, кроме «своей команды», которая и провела выборы.

Другой типичный случай произошел в одном селе на Украине. Там уполномоченный районный избирательной комиссии, заметив недовольство избирателей некоторыми намеченными кандидатами в сельсовет, закрыл собрание и уехал. На другой день собрание проводил новый уполномоченный (начальник милиции), который для начала арестовал тех, кто накануне сделал отвод намеченным кандидатам. После этого весь список прошел.

Эти методы использовались на местах, несмотря на то что руководство страны приняло решение улучшить взаимоотношения с крестьянством, был провозглашен курс «лицом к деревне». Желая показать, что это курс будет проводиться на деле, а не на словах,

в начале 1925 года было принято решение отменить результаты выборов и провести перевыборы там, где голосовало менее 35% избирателей или в случае жалоб граждан на незаконные действия органов, руководивших выборами.

При этом избирательным комиссиям категорически запрещалось предлагать на собраниях список кандидатов в советы, оказывать на избирателей давление, была принята новая избирательная инструкция, которая предоставляла избирательные права некоторым категориям граждан, лишенным его по Конституции 1918 года (в частности, их получили мелкие торговцы и крестьяне, имевшие работников), отмечалась недопустимость лишения избирательных прав «трудовых старательных крестьян».

Повторные выборы вызвали значительный интерес и активность крестьян, хотя они проходили не во всех регионах страны. По тем волостям России, где они проводились, явка избирателей значительно выросла по сравнению с выборами 1924 года. В то же время число коммунистов в составе сельсоветов упала с 7,1% до 3,6%, уменьшился удельный вес бедняков ввиду роста числа избранных середняков.

На Северном Кавказе образовались сотни сельсоветов, в которых почти не было коммунистов, а на Кубани в состав некоторых советов вошли бывшие казачьи атаманы. И такие советы были вынуждены затем в своей практической работе сотрудничать с партийными органами.

Поворот в сторону сотрудничества с основной массой крестьян мотивировался необходимостью создать благоприятные политические условия для реализации принятых в это время экономических мер по подъему сельского хозяйства и стимулирования роста крестьянских хозяйств. Среди них было сокращение сельскохозяйственного налога, предоставление дополнительных государственных средств системе сельскохозяйственного кредита, облегчение найма рабочей силы, расширение права сдачи земли в аренду. Все эти меры привели к ускорению развития экономики.

Избиратели-лишенцы

Однако в 1926 году внутриполитический курс по инициативе Сталина начал меняться, стало ухудшаться отношение властей к частному сектору в целом и к зажиточным крестьянам в особенности. Он рассматривал курс «лицом к деревне» как временный тактический маневр, от которого настало время отказаться. Этот поворот начался с того, чтобы была подвергнута критике избирательная инструкция 1925 года за предоставление избирательных прав лицам, лишенным их по Конституции, а в новой инструкции были точно повторены конституционные нормы. Параллельно шли изменения в экономической области: сократилось бюджетное финансирование сельского хозяйства, значительно увеличилась прогрессия налогообложения зажиточных крестьян, им перестали продавать сложные сельскохозяйственные машины, прежде всего трактора.

Очередные перевыборы в начале 1927 года шли под знаком требования партийного руководства увеличить число лишенных избирательных прав. «Лишенцами» стали многие зажиточные крестьяне, добившиеся роста производства и материального благополучия за счет культурного ведения хозяйства, которые вместе с тем в силу его размера не могли обойтись без найма рабочей силы.

Зачастую местные власти лишали избирательных прав развитых и активных середняков, которые критиковали местные власти за различные недостатки в их работе, сводя с ними таким способом счеты. Например, в одной из волостей Архангельской губернии из 2968 избирателей были лишены избирательных прав чуть ли не половина — 1342 человека.

Такая практика вызвала поток жалоб в Москву, адресованных председателю ВЦИК Михаилу Калинину, который в начале 1925 года был главным инициатором отмены выборов. Опираясь на эти письма крестьян, он в своем докладе на пленуме ЦК компартии в феврале 1927 года подверг резкой критике несправедливое лишение избирательных прав. Он назвал самым главным в этом лишении то, что избирательных прав лишили наиболее активные элементы середняков. Калинин предложил повторить опыт 1925 года, отменить результаты выборов и провести перевыборы там, где было много лишенцев, подчеркнув, что это, безусловно, надо сделать.

Однако за два года соотношение сил в руководстве страны кардинально изменилось. Против предложения перевыборов выступили ближайшие соратники Сталина — секретарь ЦК Вячеслав Молотов и председатель Центральной избирательной комиссии Авель Енукидзе, который назвал процент лишенцев нормальным.

Хотя в резолюции пленума подчеркивалось, что лишение избирательных прав середняков является грубейшей политической ошибкой, но предложение об отмене выборов было отклонено. В результате, несмотря на циркуляр президиума ВЦИК об исправлении допущенных ошибок, подписанный Калининым, местные органы не стали восстанавливать лишенцев в их правах.

В итоге всей перевыборной кампании по России количество «лишенцев» на выборах в сельсоветы увеличилось в три раза по сравнению с предыдущими выборами, в том числе по категории «прибегающие к наемному труду» — с 15 тысяч до 158 тысяч.

Поствыборный кризис

Тот политический курс, который виден из этих цифр, проявился в 1927 году и в экономике. Весной не были повышены заготовительные цены на зерновые культуры, чтобы не идти навстречу интересам зажиточных крестьян, у которых в это время концентрировалась основная масса товарных излишков. Обычно и до революции, и в предыдущие годы нэпа весной заготовительные цены на зерновые культуры повышались с целью компенсации крестьянам дополнительных издержек по хранению зерна. В результате резко упали хлебозаготовки. Продолжение той же политики игнорирования интересов крестьянства привело осенью к острой нехватке хлеба в городах. В условиях кризиса власти пошли в начале 1928 года на чрезвычайные меры — принудительное изъятие зерна из деревни, что привело к свертыванию нэпа.

Опыт нэпа показал, что отношение к нарушениям на выборах является частью общего политического курса. В 1925 году был взят курс на сотрудничество с населением, и власти пошли на проведение повторных выборов. В 1927 году, когда уже до выборов начала проводиться политика, направленная на ограничение роста частного сектора, нарушения на выборах были практически проигнорированы.

В силу тесной взаимосвязи политики и экономики это разное отношение сказывалось и на развитии экономики. В первом случае экономика успешно развивалась на базе нэпа, во втором возник острейший кризис.

Фальсификаторов — в тюрьму

В наши дни взаимосвязь политики и экономики нередко отрицается. Говорят, ссылаясь на опыт других стран, что авторитарный режим и коррупция не препятствуют экономическому росту. О других странах судить не берусь, но для нашей страны такое утверждение совершенно неправильно. Сращивание бизнеса и власти на всех уровнях управления в сочетании с отсутствием независимой от денег и власти судебной системы заметно тормозят экономическое развитие страны. И с ними органично связаны фальсификации на выборах. Ведь смена власти при их честном проведении может повлечь за собой перераспределение собственности, чего, естественно, стараются не допустить чиновники и владельцы «заводов, газет, пароходов». Поэтому

отношение властей к фактам фальсификаций зависит от того, какую политику они собираются проводить в дальнейшем. Их игнорирование означает, что они и впредь надеются ее продолжать, игнорируя те сигналы обратной связи, которые дают протесты против нарушений на выборах.

Но этот путь бесперспективен. Сейчас внешние условия для России ухудшаются и модернизация становится жизненно необходимой. При существующей политической системе она невозможна, ибо в отсутствие политической конкуренции у правящих кругов нет стимула для перемен, которые могут снять барьеры для развития необходимой конкуренции в экономике.

Массовые митинги протестов против нечестных выборов показывают, что общество осознало эту взаимосвязь политики и экономики. За много лет политической пассивности накопилась энергия, которую может пойти как на разрушение, так и на созидание. Либо целью является уход существующей власти независимо от того, кто придет ей на смену, либо во главу ставится улучшение положения дел. Во втором случае возникает развилка: или компетентная альтернатива власти, или способы такого давления на власть, которые вынуждают ее идти на перемены. Выбор зависит от того, готовы ли власти идти на расширение сотрудничества с обществом или хотят ограничиться очередной имитацией.

Предложения президента Дмитрия Медведева о снижении лимита численности для регистрации партий и свободном допуске их к выборам — это шаги в правильном направлении. Однако этих предложений явно недостаточно, так как они не касаются оценки фальсификаций на выборах.

Если даже появится много партий, но считать голоса будут по-прежнему, то ничего не изменится. Ключевым условием предотвращения нарушений на выборах является приведение в действие ст. 142 УК, которая предусматривает уголовное наказание за них вплоть до лишения свободы на срок до четырех лет.

Она не действует, потому что другой закон — «О гарантиях избирательных прав» — допускает наказание членов избирательных комиссий только с согласия прокурора субъекта РФ или даже генерального прокурора, когда дело касается членов ЦИК. В фальсификациях участвуют тысячи членов избирательных комиссий разного уровня, они идут на нарушение закона, так как не опасаются уголовного преследования. Если появится реальный риск наказания, то ситуация кардинально изменится.