Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кандидатский максимум

Власть хочет организовать в марте «голосование сердцем»

«Газета.Ru» 14.12.2011, 19:25
Иркутский губернатор решил переквалифицироваться в президенты ИТАР-ТАСС
Иркутский губернатор решил переквалифицироваться в президенты

Наверху, похоже, определились с тактикой на президентских выборах: максимум безвредных для нее кандидатов, имитация широкого выбора и гарантированная победа Путина.

Не слишком популярный даже у себя в Иркутской области, никогда не имевший ни малейших склонностей к публичной политике и ярко выраженных личных амбиций, губернатор Дмитрий Мезенцев на следующий день после встречи с Путиным в Москве выдвинут кандидатом в президенты России совершенно аполитичным профсоюзом Восточно-Сибирской железной дороги.

Мезенцев первый откровенно фейковый кандидат в президенты, обязанный своей политической карьерой лично Путину, абсолютно неизвестный населению и не имеющий даже теоретических шансов собрать сколько-нибудь заметное количество протестных голосов.

Главный смысл его выдвижения — обеспечение стопроцентной гарантии для Кремля, что выборы не будут сорваны.

По закону президентские выборы не могут состояться, если остается лишь один кандидат. Конечно, сложно себе вообразить, что давно находящиеся на коротком поводке власти лидеры думских партий Зюганов, Жириновский и Миронов вдруг откажутся от своего статуса кандидатов в президенты. Но теоретически под давлением своего электората и в условиях нарастания протестных настроений, парламентские лидеры (шансы на это, повторим, ничтожно малы) могут это сделать. Вряд ли откажется баллотироваться по своей воле и Михаил Прохоров. Прохоров публично отказался критиковать Путина в ходе кампании, а ранее, накануне митинга 10 декабря, заявлял, что «Путин пока единственный, кто хотя бы как-то управляет этой неэффективной государственной машиной». Миллиардер тоже является фейковым кандидатом, чье выдвижение если и не согласовано с властью, то совершенно ее не пугает. Но теоретически его могут снять с гонки, если он вдруг под влиянием личных амбиций откажется исполнять договоренности с Кремлем, как это было во время короткого пришествия Прохорова в «Правое дело». Зато

Дмитрий Мезенцев ни при каких обстоятельствах не откажется от полученного задания баллотироваться в президенты и быть страховочным кандидатом. На прошлых выборах такую роль исполнял Андрей Богданов, за которого в итоге, по официальным данным, проголосовало даже меньше людей, чем те 2 миллиона подписей, которые он представил для регистрации как самовыдвиженец.

На фоне падения доверия населения Путину (по данным ФОМ, индекс доверия премьеру за год с декабря 2010-го по декабрь 2011-го упал с 69,5% до 52,8%) власть, похоже, пытается сделать все возможное, чтобы людям было как можно сложнее выбрать кандидата для протестного голосования. Жириновский, Миронов, Зюганов и Прохоров распределят между собой голоса протестного электората, но никто из них не в состоянии оттянуть на себя столько, чтобы выиграть у Путина во втором туре, если вдруг премьер не выиграет в первом.

Позднее середины ноября пока не было ни одного опроса, который анализировал бы непосредственно президентские шансы каждого из нынешних кандидатов. По данным «Левада-центра» на 18—21 ноября, еще до скандальных думских выборов, за Путина на президентских выборах был готов голосовать 31% россиян, за Зюганова — 8%, за Жириновского — 7%. Электоральные шансы находившегося в опале Миронова, не говоря уже о Прохорове и Мезенцеве, тогда по естественным причинам не анализировались.

Едва ли сейчас число сторонников победы Путина на президентских выборах радикально увеличилось по сравнению с ноябрем.

В любом случае кандидатов от несистемной оппозиции власть к выборам не допустит (такой кандидат на 14 декабря, за день до истечения срока для выдвижения в президенты, только один — Эдуард Лимонов). А все системные и фейковые кандидаты находятся под контролем Кремля. В этом отношении только у Прохорова и Мезенцева есть специфическая задача на выборах: первый создаст видимость участия в них кандидата, как бы представляющего интересы заявившего о себе на Болотной площади среднего класса, тех самых «раздраженных городских сообществ». Другой не позволит протестной волне, дальнейший рост которой перед выборами вполне возможен, сорвать голосование.

Таким образом, президентская кампания уже началась с решения главной задачи власти — как помочь россиянам в очередной раз «проголосовать сердцем» за правильного кандидата.