Пенсионный советник

Плюрализм против авторитаризма

Национальное возрождение и плюрализм — основные украинские достижения за два десятилетия

Алексей Гарань 13.12.2011, 10:34
Геополитическая логика подталкивает Украину к Европе Reuters
Геополитическая логика подталкивает Украину к Европе

20 лет независимости, признанной международным сообществом, дают надежду на будущее современного украинского проекта.

К моменту путча 19 августа 1991 года советская система уже была делегитимизирована, и действия путчистов привели к результатам, противоположным тем, на которые они рассчитывали. 24 августа Верховная рада Украины (в которой, кстати, доминировали коммунисты) провозгласила независимость республики. Конечно,

если бы Горбачев успел организовать подписание нового союзного договора и принять программу социал-демократизации КПСС, возможно, процесс распада СССР и затянулся бы. Однако путч перечеркнул такую альтернативу.

Добавим, что заявления российских демократов (уже после провала путча) о возможности пересмотра границ между республиками перечеркнули надежды даже на сохранение конфедерации (в том числе и автора этих строк).

Референдум 1 декабря в поддержку украинской независимости стал консенсусом основных политических сил страны, что обеспечило убедительные результаты голосования: из 84%, принявших участие, за проголосовал 91%; большинство было во всех областях, даже в Крыму и Севастополе. Большинство было и среди основных этнических групп, что стало результатом толерантной политики и оппозиционного Национал-демократического руха, и национал-коммунистов во главе с первым президентом Леонидом Кравчуком (то есть теми из коммунистической элиты, кто выступал за независимость республики). Этому способствовало и то, что на Украине был принят так называемый «нулевой вариант» предоставления гражданства, то есть его получили все те, кто проживал на территории республики. В формулировке референдума отсутствовали любые ссылки на какое-либо конфедеративное объединение. Следующим шагом стали Беловежские соглашения и «цивилизованный развод» бывших союзных республик.

В этом смысле Украина отличалась от многих советских республик, так как достигла независимости мирно, без межэтнических конфликтов.

В отличие от России, конституция Украины 1996 года была принята в результате компромисса между президентом и парламентом путем консенсусного голосования в Верховной раде.

Конечно, голосуя за независимость, мы все рассчитывали на быстрое улучшение социально-экономической ситуации и продвижение к европейским стандартам. Но Украина должна была одновременно строить новое государство, современную политическую нацию, демократию и рыночные отношения. Поскольку ни одну из этих задач невозможно решить в одночасье, а кроме того нужно было отстаивать суверенитет страны (в постоянной полемике с бывшим «старшим братом»), компромисс с посткоммунистической номенклатурой оказался почти неизбежным, а это, в свою очередь, ограничивало возможность радикального разрыва с советским прошлым. Бывшая партийная номенклатура перехватила лозунги Руха и осталась у власти.

Результатом стали эволюция и компромиссы (и это плюс), но планы радикальных экономических реформ были отложены. Экономика сильно упала в 90-е годы, что усугубило социальные проблемы. Но в 2000-е (до начала кризиса 2008–2009 гг.) темпы экономического роста стали одними из наиболее высоких в Европе. К сожалению, этим не воспользовались для структурных реформ, а затем последовало очередное падение в ходе кризиса.

Украина осталась на российской «газовой игле». Так и не были решены проблемы местного самоуправления, судебной системы. Не было предпринято никаких решительных мер по борьбе с системной коррупцией (пожалуй, за исключением вступления в вузы по результатам тестов и упрощенной системы налогообложения для малого бизнеса).

Произошла поляризация страны, поскольку в 2004 году администрация президента Леонида Кучмы целенаправленно разыгрывала эту карту, чтобы не допустить победы оппозиционного кандидата (не без поддержки извне: вспомним, что именно президент Владимир Путин дважды поздравил Виктора Януковича с фальсифицированной победой).

И тем не менее все события и опросы показывали, что независимость стала одной из ценностей украинского общества и на востоке, и на западе страны. В 1918 году Украинская Народная Республика, возглавляемая социалистической Центральной радой, была уничтожена Красной армией, направленной социалистом Лениным. 20 лет независимости, признанной международным сообществом, – такого еще не было в истории Украины. И это дает надежду на будущее современного украинского проекта.

Конечно, сохраняются разные взгляды на историю Украины, ее геополитическое будущее, роль языков, конфессий. Но даже русифицированные украинцы востока либо русские, проживающие на Украине, идентифицируют себя с этой страной. Для автора этих строк даже неожиданно высокими стали результаты опроса респектабельного центра Разумкова, проведенного в Крыму в марте 2011 года: на вопрос «Считаете ли вы Украину своей родиной?» «да» ответил 71% крымчан («нет» — 19 %).

То же касается и современной украинской элиты. Пожалуй, наиболее выразительно это сформулировал Кучма (который уже президентом заново учился грамотно говорить на украинском языке) в своей книге под названием «Украина – не Россия».

Вопреки стереотипам, русский язык сохраняет сильные позиции на Украине: 2/3 тиражей газет, половина телеэфира – на русском. На «великом и могучем» читается половина лекций в вузах Донецкой области и 90% в Крыму. Но русификация образовательной сферы приостановлена (притом, что половина школьников изучают русский, а остальные владеют им по умолчанию). А ведь когда-то, в 70-е, когда автор этих строк учился в Киевском университете им. Тараса Шевченко, услышать там украинскую речь можно было в основном на факультете украинской филологии. Украинская культура вышла из коридора советских идеологизированных условностей. Мы наконец-то можем узнать, что на самом деле происходило в истории нашей страны. Так, близко для Киева парафирование соглашения об ассоциации с ЕС, открывающее европейский рынок для Украины.

Политологи говорят о том, что на Украине есть плюрализм по умолчанию, поскольку Украина отличается региональным и политическим разнообразием, что не позволяет одной силе монополизировать власть. В результате приватизации 90-х гг. при президенте Леониде Кучме возникли «олигархи», открыто конвертирующие свой экономический и зачастую административный вес в контроль над СМИ, партиями и парламентскими фракциями. С целью контроля над ними Кучма создал, по выражению западных политологов, «шантажистское государство» (blackmail state): важнейшим инструментом власти был компромат на всех акторов. Но Кучме так и не удалось воспользоваться результатами референдума 2000 года, которые наделяли его авторитарными полномочиями. Конституционный суд (КС) признал два из шести вопросов референдума неконституционными (ситуация, которую, наверное, трудно представить в России). К тому же КС постановил, что результаты референдума должны воплощаться в жизнь на основе конституционной процедуры, то есть с одобрения двух третей парламента, чего Кучма так и не добился.

Отличием украинской политической культуры от российской является более сильная традиция частной собственности на землю, отсутствие широкой общественной поддержки авторитарного лидера. Даже во время «оранжевой революции» оказывалось, что противоборствующие элиты не желали углубления поляризации, которая могла привести к дестабилизации всей страны и тем самым поставила бы под угрозу их интересы. В результате «оранжевая революция» с ее лозунгом «Бандитам – тюрьмы» также закончилась компромиссом: конституционной реформой, ограничившей власть президента и сделавшей правительство ответственным перед парламентом.

По рейтингам Freedom House, Украина до избрания Януковича президентом в 2010 году являлась наиболее продвинутой к демократическим стандартам страной СНГ.

Однако Ющенко обеспечил демократические правила игры, но не реформирование самой системы, что облегчило последующий «откат».

В 2010 году конституционный суд, к сожалению, выступил марионеткой в руках Януковича и, явно превысив свои полномочия, автоматически восстановил конституцию в редакции 1996 года. Но нынешний президент сталкивается с той же опасностью, что и ранее Кучма: против него теперь направлена и вся критика. В отличие от Кремля, администрация президента Украины не может создать социальную базу авторитаризма, опирающуюся на идею государственного величия и на дешевое сырье. В отличие от Беларуси, Украина более плюралистична; здесь намного сильнее национально-демократическая оппозиция, гражданское общество и традиции национальной государственности.

Парламентские выборы 2012 года пройдут в условиях нового избирательного закона, благоприятного для Партии регионов, и с использованием «административного ресурса». В то же время неспособность режима обеспечить выполнение социально-экономических обещаний объединяет электорат разных регионов, недовольный политикой президента.

Даже у влиятельных фигур в правящей элите и у олигархов едва ли вызывает энтузиазм концентрация власти в руках одного лидера (хотя он и принадлежит к их партии) и одной бизнес-группы («Росукрэнерго»). Поэтому внутриэлитные расколы (как и при Кучме) кажутся весьма вероятными, хотя и неясно, когда они выйдут на поверхность.

На протяжении последнего года создавалось впечатление, что кто-то намеренно способствует осложнению отношений Украины с Западом, тем самым подталкивая Януковича в сторону России. Однако если украинские элиты попадут под контроль Москвы, они попросту не смогут конкурировать с гораздо более мощными российскими бизнес-группами и государственными монополиями.

Похоже, что украинское руководство постепенно будет вынуждено вернуться к подходам президента Кучмы, который балансировал между Западом и Россией, притом, что геополитическая логика, несмотря на все зигзаги, подталкивала Украину к Европе. В то же время завершение, пусть и нынешней олигархической властью, переговоров с ЕС об ассоциации и зоне свободной торговли означало бы реальное продвижение страны в сторону Европы. Если, конечно, оно не будет сорвано в последний момент из-за преследований властью Юлии Тимошенко и других оппозиционеров, и режим не пойдет по пути дальнейшего «закручивания гаек» и сдачи украинской «трубы» «Газпрому».

Автор – профессор национального университета «Киево-Могилянская академия».