Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ящик больше не зомбо-

Желание зрителей видеть премьера на телеэкране явно снижается

«Газета.Ru» 18.11.2011, 15:56
Путин хочет, чтобы ТВ восстановило его пошатнувшуюся популярность ИТАР-ТАСС
Путин хочет, чтобы ТВ восстановило его пошатнувшуюся популярность

Телевидение, в котором власть и лично Владимир Путин всегда видели безотказный инструмент управления народом, теряет это свое волшебное свойство.

Восьмидесятилетие первых московских телепередач было использовано властями, чтобы напомнить и себе, и телевизионщикам о смысле и задачах совместной работы. «Трансляции самых важных событий формировали ту самую политическую систему, которую мы имеем сегодня, — сказал на кремлевской церемонии награждений действующий президент. — Поэтому за все, что в нашей стране происходит, отвечают не только злые политики, но и телевидение, за что вам огромное спасибо!»

И в тот же день, когда прозвучали эти откровенные слова, бывший и будущий президент Владимир Путин вызвал к себе в Белый дом кавээнщика Александра Маслякова и от лица московского мэра торжественно даровал КВН обширное здание в столице.

Власти явно надеются, что если осыплют свое ТВ очередным дождем наград и пожалований, то оно повторит для них чудо, в котором они сегодня так нуждаются.

Неполные двенадцать лет назад почти никому не известный Владимир Путин возглавил правительство, а затем и государство, и за считанные месяцы массированная телереклама сделала его абсолютным лидером общественного мнения. И сейчас, возвращаясь в президентское кресло на следующие, как он, видимо, планирует, двенадцать лет, Путин хочет, чтобы ТВ восстановило его пошатнувшуюся популярность.

А что популярность пошатнулась, и пошатнулась серьезно, сообщают все источники. Индикаторы, еженедельно замеряемые фондом «Общественное мнение», показывают, что доверие к Путину снизилось до уровней начала его первого президентства, а по некоторым пунктам сейчас даже ниже, чем тогда. Исследование факультета политологии МГУ обнаружило, что политические взгляды Путина сегодня одобряют лишь 44,5% россиян против 70% в 2004-м. По данным Левада-центра, доля сограждан, испытывающих к Путину восхищение или симпатию, уменьшилась за последние три с половиной года с 49% до 27%. Так что

наличие проблемы никаких сомнений не вызывает. Обоснованные сомнения есть относительно способности ТВ эту проблему решить.

Телепередача под условным названием «Путин» и без того господствует на казенном экране. Изобретательность ее создателей не знает ни границ, ни даже простых приличий. Образ главного государственного телегероя постоянно обогащается новыми чертами. К сюжетам с облагодетельствованными гражданами добавляются сюжеты с облагодетельствованными животными, домашними и дикими. Герой меняет наряды, демонстрирует вполне приличную для своего возраста физическую форму, управляет разнообразными наземными и воздушными транспортными средствами, погружается на дно морское и, казалось бы, не дает зрителю скучать.

Но зритель скучает, и чем дальше, тем явственнее.

Желание видеть Путина на экране снижается. Рейтинги передач с его участием идут вниз. В том числе и рейтинг главной из них – ежегодной его многочасовой «прямой линии». С каждым разом она все продолжительнее, а ее аудитория все меньше.

Телепоказы Путина во все годы его правления были такими массированными, а усталость зрителей от них сейчас уже так очевидна, что на любой дальнейший рост его присутствия на экранах публика может ответить только еще более быстрым падением интереса.

Кроме этого очевидного факта есть еще и другие, не так бьющие в глаза, но не менее важные.

То, что лидера у нас делает популярным или, наоборот, непопулярным одно только ТВ, было аксиомой для Кремля с первых же дней пребывания Путина у руля. Именно поэтому с такой решительностью телеканалы и изымались из любых ненадежных рук — сначала НТВ у Гусинского, потом Первый канал у Березовского. Результаты, облеченные в форму растущих рейтингов доверия, казалось бы, полностью подтверждали эту идею. Но в действительности она с самого начала вовсе не была аксиомой.

Бесспорно, падение популярности первого президента Бориса Ельцина было ускорено отвязным телевидением 90-х годов. Но ведь предшествующий этому взрыв народной любви к нему в конце 80-х — начале 90-х вовсе не был продуктом телерекламы. Наоборот, его тогда старались показывать как можно меньше. Просто народ хотел найти альтернативного лидера и нашел его в лице Ельцина вопреки всем усилиям тогдашней телепропаганды.

А через несколько лет, когда пришло разочарование, телевидение, показывая сюжеты, бичующие первого президента, шло в ногу с общественными настроениями и организовывало падение его авторитета, который, однако, упал бы и без его содействия.

Телепиар президентской кампании 1996-го, когда рейтинг Бориса Ельцина удалось ненадолго поднять, как раз и показал, что такое возможно только на коротких отрезках времени, после которого рейтинг падает еще более стремительно и уже необратимо.

А в начале нулевых общественное мнение, измотанное и разочарованное, хотело видеть нового вождя, молодого и решительного, и не желало больше слышать плохих новостей. Разгром Первого канала, который атаковал действия Путина во время катастрофы с подлодкой «Курск», именно поэтому прошел без всяких протестов. Тогдашний успех рекламной передачи «Путин» не может быть объяснен одной только властью Кремля над ТВ. Эта передача еще и вполне соответствовала тогдашним запросам аудитории. Лишь с годами она понемногу стала расходиться с этими запросами, а ясным для всех это расхождение стало только сейчас.

Каждый телевизионный профессионал знает, как трудно реанимировать устаревший, исчерпавший общественный интерес формат. Даже и при самой умелой перекомпоновке и перезагрузке прежнюю популярность он себе обычно уже не возвращает. К этому добавляется еще и то обстоятельство, что

в наступившие десятые годы в отличие от нулевых контроль над несколькими телеканалами уже далеко не означает контроля над изображением действительности.

По размерам аудитории, рекламным доходам и прочим параметрам российские интернет-ресурсы уже вышли на второе после ТВ место, обогнав печатные издания. А в столицах и городах-миллионниках они сейчас вполне сопоставимы с федеральным ТВ как поставщики информации. Пропагандируется утешительное для властей мнение, что политические новости сегодня не главные для пользователей интернета. Но ведь гораздо важнее другой вопрос: к каким источникам обратятся массы, когда захотят получить достоверные сведения, будь то политические или любые другие, — к казенным или к альтернативным? А ответ на него очевиден.

Операция по превращению Владимира Путина в несменяемого правителя нагрузила систему власти множеством задач, у которых не просматривается удовлетворительного решения. Задача, поставленная перед ТВ, — сделать вождя вечно популярным — лишь одна из них.