Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Предмаршевый мандраж

Националистическую карту, особенно накануне выборов, хотели бы разыграть многие политики

«Газета.Ru» 28.10.2011, 15:05
Прошлогодний «Русский марш» собрал более 5 тысяч человек. В этом году шествие может... ИТАР-ТАСС
Прошлогодний «Русский марш» собрал более 5 тысяч человек. В этом году шествие может быть еще более многочисленным

Власти сейчас раздумывают не столько о праздновании Дня народного единства, сколько о минимизации масштабов и последствий «Русских маршей» в Москве и других городах.

Праздник, учрежденный для показа идеологической силы действующего политического режима, стал днем, когда этот режим ищет способы замаскировать свою идеологическую слабость. После некоторых препирательств «Русский марш» в Москве разрешен и обещает стать самым массовым за все 6 лет существования Дня народного единства.

«Русские марши» и прочие акции националистов первоначально возглавлялись людьми, более или менее руководимыми сверху, и поэтому свою агрессию они направляли только на мигрантов. Но сейчас их подконтрольность под большим вопросом.

Последние националистические мероприятия в Москве сопровождались шумными выпадами против властей, и при том такими, на которые у тех нет убедительных ответов.

Понятно, что на обличения «жуликов и воров» трудно что-то возразить. Но ведь и спор о том, «кормить» или «не кормить» Кавказ, тоже ведется властями с заведомо проигрышных позиций. Потому что «кормление Кавказа» устойчиво отождествляется вовсе не с поддержкой тамошних безработных, а с демонстративным братанием федеральных вождей с северокавказскими автократами и особенно с Рамзаном Кадыровым. Да еще и все это, как нарочно, преподносится так, будто роль гегемона в этом альянсе играет вовсе не Кремль.

Власти привыкли с относительным хладнокровием воспринимать малолюдные акции внесистемных правозащитников и со спокойной уверенностью манипулировать системными партиями. Но

в том, что лозунги национализма способны расшевелить широкие массы, правительство не сомневается. А уж когда эти лозунги соединяются с антивластными призывами, это окончательно выводит его из равновесия.

Националистическая карта, особенно накануне выборов, выглядит такой перспективной, что желающих разыграть ее прибавляется на глазах, в том числе и в оппозиционных кругах, и даже в официальных партиях.

КПРФ призвала к возвращению в паспорта «пятого пункта». Тот факт, что в последние годы своего существования этот «пункт» оборачивался главным образом против миллионов русских, живущих в этнических автономиях, и самыми упорными его защитниками были тогда руководители Татарии, в расчет, конечно, не берется. Во-первых, наследники КПСС действительно всей душой любят «пятый пункт», а любовь не нуждается в рациональных обоснованиях. Во-вторых, этот лозунг дает безопасную предвыборную возможность выдвинуться на националистическое поле и одновременно не слишком уж рассердить высшее начальство.

На это же урожайное поле выдвигаются и готовые участвовать в «Русском марше» блогер Навальный, и раньше не чуждый национальной и в меру националистической проблематики, и актер-священник Охлобыстин, и другие активисты, которые надеются направить поднимающуюся волну по верному, с их точки зрения, пути.

Подготовка же властей к «маршу» нацелена на то, чтобы успеть лишить его участников хоть некоторых поводов для протеста, а затем по возможности минимизировать масштабы и резонанс этого мероприятия. Для решения первой из этих задач мобилизовано управляемое правосудие. Стремительно, явно стараясь успеть до 4 ноября, выносятся подчеркнуто суровые приговоры по делам об убийствах Егора Свиридова и Юрия Волкова. Большие сроки ждут и нескольких обвиняемых по делу о беспорядках на Манежной площади, оказавшихся, по любопытному совпадению, также активистами «Другой России» и участниками акций «Стратегии-31». Что же до самих намечаемых шествий, то им, видимо, обеспечат по возможности минимальную огласку и постараются заслонить их официальными мероприятиями праздничного дня.

В тактическом плане это, может быть, себя и оправдает. Ведь

все, вокруг чего вращается сейчас начальственная мысль, — это аккуратно, без лишних дискуссий и беспорядков, провести думские, а затем и президентские выборы.

Что же до стратегии, то в межэтнических проблемах она у властей начисто отсутствует, как, впрочем, и во всех других проблемах. Высшие руководящие лица не знают ответа ни на один из «национальных» вопросов.

Должна ли Россия быть этническим государством русских или гражданским государством россиян? Является ли она империей, внутри которой каждая из земель имеет свои особые привилегии либо особые повинности, или же она федерация, субъекты которой равноправны? Отделены ли в России единые для всех государственные законы от тех или других обычаев, существующих в приватной сфере, или же обычаи как раз и есть законы?

Ответов на эти вопросы власти не только не знают, но, кажется, даже и самим себе их не задают. Все, чего им хочется, это чтобы вопросов не было вовсе, словно нет и проблем. Но чутье все-таки подсказывает им, что до бесконечности не видеть того, что происходит вокруг, не получится. Отсюда и тот мандраж, который отчетливо чувствуется в верхах накануне марша националистов.