18 ноября 2017

 $59.06€69.58

18+

Газ, нефть и другая политика

Кроме трубопроводов и цен на сырье, Москве и ЕС не о чем говорить

Строительная площадка газопровода «Северный поток»
Строительная площадка газопровода «Северный поток»

Фотография: РИА «Новости»

Взамен зашедших в тупик «перезагрузок» Запад и Россия переключаются на действительно судьбоносный для российских властей спор о контроле над европейским энергорынком.

По мере того как российская внутренняя политика все откровеннее сводится к одному вопросу – между кем и в каких пропорциях будут делиться прибыли от экспорта нефти и газа, все больше упрощается и политика внешняя. Ее стержнем становится борьба за монопольное положение на тех внешних рынках, где эти богатства российских недр реализуются.

Иначе и быть не может.

Торговля нефтью и газом – фундамент системы. Две трети российского экспорта – энергоносители. Налоги и сборы с их продаж обеспечивают половину федерального бюджета. Все мероприятия российских властей, начиная от чемпионатов и программ вооружений и кончая поддержанием сносного уровня жизни широких масс, возможны только при бесперебойном поступлении извне нескольких сотен миллиардов нефте- и газодолларов ежегодно.

Нынешний сентябрь ознаменован двумя важными успехами на этом фронте. «Газпром» приступил к пробной закачке газа в трубопровод «Северный поток» (Nord Stream), проложенный по дну Балтийского моря в Германию. Предполагается, что уже в следующем году «Северный поток» выйдет на проектную мощность.

А в эту пятницу подписано соглашение «Газпрома» с итальянскими, немецкими и французскими инвесторами о сооружении «Южного потока» (South Stream) – по дну Черного моря. Если этот проект будет реализован, да еще и в плановый срок – к 2015 году, то через несколько лет российский газ станет гегемоном на европейском рынке. А это не только увеличение сбыта, но еще и возможность монопольно диктовать покупателям цены на этот газ.

Что особенно заманчиво именно сейчас. Ведь возможности наращивать физические объемы экспорта нефти уже почти исчерпаны. Вдобавок и прогнозы экспертных служб и международных экономических организаций клонятся к тому, что, по причине мирового кризиса, а также благодаря внедрению энергосберегающих и экологически чистых технологий, нефтяные цены в предстоящие годы будут понемногу (а по некоторым прогнозам, даже стремительно) идти вниз. Поэтому

быстрый рост экспорта газа, притом по возможно более высоким ценам, выглядит в глазах российских властей последней стратегической гарантией сохранения гигантских энергодоходов, без которых они просто не знают, как управлять страной.

Ставка так велика, что любые опасения касательно чрезмерных материальных и политических издержек вообще не принимаются в расчет. «Северный поток» обошелся в 9 млрд евро, не считая расходов, сопряженных с уламыванием заинтересованных стран и лиц. Смета «Южного потока» — 15,5 млрд евро, и мало кто сомневается, что она будет сильно превышена. Но только что сделанное президентом Украины предложение соорудить взамен трубопровод через территорию его страны отклонено без всяких обсуждений, хотя этот проект обошелся бы в несколько раз дешевле. Ведь суть поставленной задачи именно в том, чтобы ни с кем не делиться, и уж тем более с Украиной или Белоруссией. А за ценой решили не постоять.

Однако подлинным препятствием может стать политическое сопротивление на уровне Евросоюза. Накануне подписания вышеупомянутых соглашений о «Южном потоке» энергокомиссар ЕС Гюнтер Эттингер выступил с необычно резкой критикой не только российских планов, но и самостийного подключения к ним европейских акционеров.

Еврокомиссия, от лица которой выступает Эттингер, добивается сейчас введения принципа «говорить одним голосом» (speaking with one voice), т. е. от имени всего ЕС, в любых переговорах с внешними поставщиками газа и нефти в Евросоюз. Если этот принцип будет введен, Москва лишится возможности договариваться с выбранными партнерами, так сказать, приватно и эффективность отработанного для таких ситуаций переговорного инструментария существенно упадет.

Что не менее важно, Евросоюз продолжает продвигать собственную альтернативу «Южному потоку» — газопровод Nabucco, который вместе с предполагаемым Транскаспийским газопроводом обеспечил бы переброску газа мимо России в Европу – из Туркмении и Азербайджана через Грузию и Турцию. Если Nabucco заработает, это не обязательно ограничит объем российского газового экспорта в ЕС, но наверняка создаст механизм сбивания цен на этот газ.

Мало сомнений, что в предстоящие годы реальная политика Европа – Москва будет вращаться именно вокруг этих тем, оставляя на периферии все остальные. Москва не может не продавать газ и нефть, Европа не может их не покупать.

Руководствуясь уже не столько международными державными амбициями, сколько кровными внутриполитическими интересами, Россия сделает все, чтобы быть главным продавцом с монопольными ценами. Ограждая себя от экономического и политического диктата, Европа сделает все, чтобы этого не произошло. Таков главный спор, на фоне которого прочие споры, ведущиеся по инерции, тускнеют на глазах.

Провозглашенная в позапрошлом году американским президентом западно-российская «перезагрузка» явно выдыхается. Лежащая в ее основе надежда, что Кремль удастся по-доброму уговорить заняться некоей гуманитарно-правовой косметикой, не оправдалась, и интерес к таким уговорам резко ослаб.

И не зря с таким скепсисом западные медиа комментировали недавний визит в Москву британского премьера, организованный формально под знаменем все той же «перезагрузки», но только в английском исполнении. «Для Владимира Путина Дэвид Кэмерон лишь полезный дурак» (a useful idiot). Но ирония The Guardian обоснована только частично.

Осторожные попытки британского гостя задать какие-то вопросы правового характера, порассуждать о целесообразности свободных выборов и даже, возможно, поделиться с гостеприимными хозяевами своей озабоченностью относительно перспективы возвращения Путина в президентское кресло – все это если и возымело эффект, то только обратный ожидаемому.

Но что касается практической части визита, т.е. защиты интересов британских корпораций, занимающихся или желающих заниматься в России разведкой и добычей энергоносителей, то эта тема, независимо от реальных результатов, достигнутых в данном конкретном случае, станет возникать снова и снова, будучи частью более широкого европейско-российского спора о правилах игры на рынке энергоносителей.

Москва в этом споре отступать не готова. Но не стоит и ждать, что отступит Европа. Слишком серьезны ставки с обеих сторон. Что же касается козырей, то в этой игре у Евросоюза их куда больше, чем в дискуссиях на гуманитарные темы.

  • Livejournal
ТАКЖЕ ВАМ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО:

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.